Эврика! Дом творческих и вдумчивых людей
Добро пожаловать на первый в Латвии мультитематический и межвузовский научный портал!

Сделать стартовой
Добавить в избранное
Контакты
 
   Главная      Эврика      Библиотека      Досуг      Контакты     БДС  

Читать комментарии (13)

Птицынизмы

Определение понятия "жизнь" в рамках биологии [*]

Птицына И.Б., Музалевский Ю.С.

Жизнь, – это только тень… Это только повесть, которую пересказал дурак: в ней много слов и страсти, нету лишь смысла.
В.Шекспир. "Макбет"

Введение

Определение понятий и терминов является частью любой науки, биология тоже испытывает необходимость в понятийном аппарате. Наиболее общим понятием в ней можно считать "жизнь", которое совпадает с предметом биологии как целостной науки.

За время существования биологии предпринималось немало попыток дать общее определение понятия жизни. Те из них, которые можно найти в словарях и справочниках, заметно эклектичны и фактически состоят из нескольких определений разного уровня обобщения. "Жизнь, одна из форм существования материи, закономерно возникающая при определ. условиях в процессе ее развития." – Первая часть определения выходит за рамки биологии. Вторая часть фактически состоит из перечня свойств или функций, характеризующих жизнь, при этом за материальный носитель жизни принимают какой-либо уровень организации живого, в данном случае организмы. "Организмы отличаются от неживых объектов обменом веществ, раздражимостью, способностью к размножению, росту, развитию, активной регуляции своего состава и функций, к различным формам движения, приспособляемостью к среде и т.п." Кроме того, предлагается гипотеза о причине происхождения жизни, которую на сегодняшний день невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть (хотя эта гипотеза более распространена, чем альтернативная): "Полагают, что Ж. возникла путем абиогенеза". [[1], с. 442]. Аналогично первому даны определения жизни и в других статьях:

"Жизнь – форма движения материи, качественно более высокая, чем физическая и химическая формы, но включающая их в "снятом" виде. Реализуется в индивидуальных биологических организмах и их совокупностях (популяциях, видах и т.п.)" [[2], с. 145].

50

"Жизнь, форма существования материи, закономерно возникающая при определ. условиях в процессе ее развития. Живые объекты отличаются от неживых объектов обменом веществ (непременным условием Ж.), раздражимостью, способностью к размножению, росту, активной регуляции своего состава и функций, к различным формам движения, приспособляемостью к среде и т.п. Специфика живых объектов и жизненных процессов может быть охарактеризована в аспекте как их материальной структуры, так и важнейших функций, лежащих в основе всех проявлений Ж." [[3], c. 192].

"Жизнь, высшая по сравнению с физической и химической форма существования материи, закономерно возникающая при определенных условиях в процессе ее развития. Живые объекты отличаются от неживых объектов обменом веществ – непременным условием Ж., способностью к размножению, росту, активной регуляции своего состава и функций, к различным формам движения, раздражимостью, приспособляемостью к среде и т.д." [[4], c. 205].

"Жизнь – особая форма движения материи, возникающая на определенном этапе исторического развития материи и представленная на нашей планете громадным числом отдельных индивидуальных систем – организмов" [[5], c. 139].

"Жизнь – одна из высших форм движения материи, носителями которой являются нуклео-протеидные тела, обладающие свойством органической целостности, т.е. способностью саморегуляторной стабилизации при непрерывном обмене веществом и энергией с окружающей средой" [[6], c. 197].

Итак, на сегодняшний день, после многих десятилетий попыток, споров, дискуссий, нет такого общего определения, которое удовлетворило бы всех исследователей, работающих в области биологии. Существуют также разногласия относительно того, что, собственно, считать жизнью. Если относительно основного объема понятия жизнь вопросов обычно не возникает и живыми "по умолчанию" обычно считается население биосферы (на различных уровнях организации или совокупно) в привычных условиях обитания, то относительно крайних вариантов единого мнения не существует. Есть разногласия по поводу того, являются ли живыми такие маленькие организмы как вирусы или прионы (или белок и нуклеиновые кислоты), или такие большие как вся биосфера; можно ли назвать живой часть организма (и какого организма) и до какой степени можно членить организм, чтобы он оставался живым; является ли живым организм, обреченный на умирание тем, что помещен в условия, не пригодные для его существования (и роль времени при этом) и, соответственно, можно ли назвать живым организм только с окружающей его средой; можно ли вообще считать биологией (как наукой о живом) те ее разделы, которые имеют

51

дело с умерщвленными, препарированными существами (муляжи, срезы тканей, гербарии…) – морфологию, анатомию и пр. Еще хуже обстоит дело с единодушием по поводу жизни как процесса, начиная с разногласий механицистов и виталистов и кончая, казалось бы, частными вопросами о том, какие особые физические свойства отличают живой организм от только что умершего (при том, что разные его системы и органы перестают работать не одновременно) и что считать моментом смерти. Кроме того, нет общепринятого мнения можно ли считать живой сложноорганизованную материю, самовоспроизводящуюся и имеющую другие признаки живого, но реализованную на другом субстрате, нежели создано земной эволюцией (от моделей до жизни на других планетах Солнечной и других систем) и вообще возможна ли такая жизнь. Возникает естественный вопрос: связано ли это с недоработкой вопроса, случайно ли это?

Если бы это было случайно, то со временем, по мере увеличения попыток и с углублением проработки вопроса [[7]] вырисовывались бы контуры общего определения, которое бы, обладая полнотой и непротиворечивостью, было пригодно "на все случаи жизни". Существует весьма распространенное мнение о принципиальной трудности или невозможности однозначного или полного определения жизни. Так, в популярном руководстве по биологии сказано: "Итак, мы вынуждены признать, что не можем дать строго определения, что же такое жизнь, и не можем сказать, как и когда она возникла. Все, что мы можем, – это перечислить и описать те признаки живой материи, которые отличают ее от неживой" [[8], с. 11]. О проблемах, связанных с трудностью определения говорится и в других изданиях.

"Однако сам Ф. Энгельс отмечал недостаточность этого определения ["Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения" (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1951, с. 322.)]. "Наша дефиниция жизни, – писал он, – разумеется, весьма недостаточна, поскольку она далека от того, чтобы охватитьвсе явления жизни, а, напротив, ограничивается самыми общими и самыми простыми среди них… Чтобы дать действительно исчерпывающее представление о жизни, нам пришлось бы проследить все формы ее проявления, от самой низшей до наивысшей" (там же, стр. 78, цит. по данному тексту, с. 139). Таким образом, для исчерпывающего понимания Ж. необходимо познание всего разнообразия ее признаков, начиная с тех наиболее элементарных из них, к-рыми наделено не обладающее еще клеточной структурой живое вещество, и кончая самыми сложными проявлениями высшей нервной деятельности животных и человека, увенчавшими собой биологич. этап развития материи" [[9], с. 139]; "Спрашивать, что такое жизнь, – значит ставить вопрос, на который заведомо нельзя дать удовлетворительного ответа" [[10], с. 11]; "Что такое жизнь? Этот вечный вопрос, столь же

52

старый, сколь и самая склонность человека к философствованию и теоретизированию, оказался центральным вопросом в современной биологии. Но сегодня мы даже не пытаемся дать на него точный ответ. Более того, мы подчас просто сомневаемся, возможен ли такой ответ вообще; быть может, в этом как раз и проявляется наша научная зрелость… не умея дать точного определения жизни, мы, однако, считаем возможным и удобным употреблять этот термин применительно к конкретным объектам и вести речь о "живых" существах" [[11], с. 51].

Трудность определения связывают как с невозможностью детального описания, так и с проблемами разграничения живого и неживого: "Однако строго научное разграничение на живые и неживые объекты встречает определенные трудности [[12], с. 205]; "Сложность проблемы происхождения жизни, трудность однозначного ее определения неоднократно порождали идеалистич. теории" [[13], с. 202].

Однако вероятно, что наличие такого большого количества разнообразных определений и сложности с однозначным определением жизни отражает какую-то необходимость в таком многообразии. Не случайно также то, что биологи используют определения, полностью или частично выходящие за рамки биологии; не только биологи используют определения жизни. Можно предположить, что существующие причины этой пестроты разноплановы и предложить несколько способы анализа этого:

- можно разделить определения на две категории – те, которые связаны со свойствами самого рассматриваемого предмета (онтологические) и те, которые связаны со способами, возможностями познания (гносеологические);

- можно отделить определения, находящиеся в рамках биологии от тех, которые выходят за ее рамки, в том числе те, что находятся внутри науки или вне ее [[14]];

- можно рассматривать разные структуры определений в зависимости от того, в какой степени термины, использованные как определяющие, сами в свою очередь требуют определения. Например, "В самом общем смысле Ж. можно определить как активное, идущее с затратой полученной извне энергии поддержание и самовоспроизведение специфич. структуры" – специфичность структуры требует в свою очередь определения, см. ниже по тексту: "Специфичность структуры обусловливается и поддерживается информацией, содержащейся в размножающихся матричным путем генетич. программах", что в свою очередь сопровождается дополнениями и пояснениями. [[15], с. 202.];

- связать с историей и логикой развития биологии [[16]] и т.д.

Можно предложить и другие способы анализа, но при этом, чтобы понять причины разнообразия, кажется необходимым систематизировать

53

разные определения стольким количеством разных способов, сколько требуется для создания объемной картины, а не пытаться создать один универсальный способ их классификации.

* * *

Можно предложить несколько способов объяснения такой множественности. Казалось бы, научное объяснение может быть только одно, но уникальность текущего момента состоит в том, что наука находится в состоянии изменения и одновременно сосуществуют несколько методологий, не противоречащих принципу научности. Сменится ли одна парадигма другой или нынешнее "многоголосие" останется как новый способ описания мира, который хорош тем, что в нем можно сочетать разные подходы и тем создавать многозначный объемный образ мира (как теперь модно говорить "холистический"), но труден тем, что разные подходы нельзя смешивать, как и неудобен оттого, что привычный однозначный взгляд дает только одну из множества возможных проекций объема на плоскость, которые могут и не походить на друг друга и, казалось бы, противоречить друг другу.

I

В рамках принятой в биологии научной парадигмы многообразие определений может быть вызвано разными причинами. Возможно, что одна из причин состоит в том, что она является отражением разнообразия объектов по их форме и функции, подобно тому, что саму биологию можно рассматривать как совокупность множества наук о живой природе.

Предлагается много способов упорядочивания или классификации биологических наук, как например, в главе "Биология как сложная, многоуровневая система знаний о жизни" работы [[17]] – по объекту, задачам, методам и пр. Данная работа предлагает рассмотрение структуры биологии с точки зрения опоры на объект – нахождения общего и различного в предмете исследования разных разделов биологии.

Даже поверхностный взгляд отмечает, что необходимость в определениях (в т. ч. понятия "жизнь") в биологии различна для разных ее разделов и реализуется она по-разному. Например, генетики как основу определения понимают синтез генетической программы матричным путем, экологи – способ взаимодействия организмов и окружающей среды, зоологи – совокупность организмов и т.д.

По-видимому, наиболее простым способом упорядочивания разнообразия объектов и, соответственно, их определений является дихотомическое деление. Такими образом Б. Гудвин рассматривает два подхода к анализу биологических систем – дискретный и непрерывный [[18]], Э. Майр

54

делит биологию на две области – функциональную и эволюционную [[19]].: Этот же принцип лежит в основе деления на жизнь как результат процесса, который в то же время является его носителем, субстратом, и на жизнь как процесс, проходящий на (в, путем) этом субстрате, например: "Жизнь. Многочисленные определения сущности Ж. можно свести к двум основным. Согласно первому, Ж. определяется субстратом, носителем ее свойств (напр., белком); согласно второму, Ж. рассматривают как совокупность специфич. физико-химич. процессов" [[20], с. 202]; "…жизнь есть явление природы, тогда как живая система – форма существования жизни" [[21], с. 23]; разделение жизни на processoflivingи на livingunitsиспользуется в работе [[22]].

Есть и другие подходы, с частности определения связываются со сменой научных представлений, как этапов развития биологии. А.С. Мамзин считает, что понимание жизни как "особой формы движение" было существенным шагом вперед по сравнению с отождествлением жизни с живым существом – организмом и этот прогресс связан с глубиной проникновения в явления жизни [[23], с. 61]. По мнению автора организмоцентрические определения закономерно сменились определениями, где жизнь рассматривалась как "динамическое и длящееся явление" [23, с. 61], которые в свою очередь в настоящее время сменяются: "Таким образом, произошло преодоление одной из ограниченностей в прежнем научном понимании сущности жизни как явления, представленного отдельными индивидуумами (макро- или микроскопическими). На смену ему приходит понимание жизни как единого планетарного образования биосферы" [23, с. 62].

Cовершенно незаменимый ориентир для упорядочивания разнообразия дает Э.С. Бауэр [[24]]. Разработанная методология позволила ему формализовать многие биологические понятия, заложить основы теоретической биологии и выдвинуть собственную теорию [[25]]. Он писал: "Биология есть наука о жизни или правильнее о живых существах. Она является наукой о законах движения (в самом широком смысле слова) организованной живой материи." [[26], с. 5]. Классификация биологических наук его книге "Теоретическая биология" дает возможность, опираясь на предмет соответственного раздела науки, найти место многим определениям жизни, имеющимся на данный момент в биологии. Э.С. Бауэр использовал диалектический подход, который позволил ему рассматривать жизнь с позиций диалектического материализма [[27]]. С позиций этого метода, так же, как материя может существовать только в движении, так и жизнь есть неразрывность представлений о живой материи и ее движении, жизни как процессе, живой материи ("живом веществе"), в которой происходят изменения, текущим результатом которых является определенное состояние этой материи. Живое, как сложный, изменяющийся во времени объект можно рассматривать многими способами, но одним из базисных разли-

55

чий, по-видимому, являются способы, опирающиеся на пространственные и временные характеристики. В той или иной форме рассматривается динамика изменений и его временной срез, фиксирующий мгновенное (или за фиксированное время) состояние объекта как наличный, текущий результат этой динамики. Т.е., предмет биологической науки (жизнь) проявляет себя и как процесс (процесс жизни), и как результат этого процесса (живые существа). Соответственно тому предметом биологических наук могут быть как объекты в виде предметов, так и процессы или функции, которые в них осуществляются. Э.С. Бауэр не ввел специальных обозначений для наук, разделенных таким образом, обозначив их позицией в таблице и описав в тексте книги, поэтому при использовании его логики возникает потребность в терминах. Аналогичный способ рассмотрения в лингвистике был предложен Ф. де Соссюром, когда он ввел два понятия – синхрония [[28]] и диахрония [[29]]. Поскольку просматривается явное подобие, авторы считают полезным не увеличивать количество терминов, а заменить термин "финалистическая биология" и "каузальная биология" из предыдущей статьи авторов [[30]] на "синхроническая биология", и "диахроническая биология" соответственно.

Другой принцип разделения наук по Э.С.Бауэру заключается в противопоставлении наук теоретических и экспериментальных: "О теоретической науке мы говорим тогда, когда мы исходим из полученной на основании всего опыта данной науки совокупности чисто абстрактных, общих законов данной области явлений и представляемые на опыте явления в качестве частных случаев этих законов на определенных условиях. Об описательной или экспериментальной науке мы, напротив, говорим тогда, когда исходя из наблюдений и отдельных экспериментальных результатов, мы собираем фактический материал для теоретической науки, или обобщая его, приходим к общим закономерностям… экспериментальная, описательная наука отличается от теоретической не только тем, как она представляет факты и общие закономерности: помимо того законы экспериментальной, описательной науки выводятся в теоретической науке совершенно иным способом, так что различие между обеими науками заключается не только в методе изложения, но и в методе исследования, а во вторых, законы, полученные теоретической наукой, и по своему содержанию неравнозначны с законами, полученными экспериментально-описательной наукой путем обобщений" [[31], с. 10].

Предложенная Э.С. Бауэром классификация состоит из четырех групп (см. таблицу) и не учитывает синтетическими разделы биологии, которые возникли в последнее время.

Итак, в основу членения наук в таблице легло деление их на теоретические и эмпирические – с одной стороны, и на синхронические и диахронические – с другой.

56

Таблица [[32], с. 9], с изменениями

Специальная или эмпирическая (описательно-экспериментальная) биология

Общая или теоретическая биология

Синхроническая биология (живые объекты как результат жизни)

1. Зоология, ботаника, морфология, описательная эмбриология, описательная биология, экология, и т.д.

3. Эволюционная теория или учение о происхождении видов

Диахроническая биология (жизнь как процесс)

2. Физиология, механика развития, генетика, исследование протоплазмы

4. Общая теория живой материи

Э.С. Бауэр рассматривает два типа эмпирических биологических наук и два типа соответствующим им теоретических наук, объединенных по типу объекта исследования. В отличие от мнения, что описательная биология является предварительной стадией экспериментальной, он считает, что описательная наука является самостоятельным разделом биологии и имеет собственные функции, объект и методы, отличные от биологии экспериментальной. О различии эмпирических разделов биологии Э.С. Бауэр пишет: "Существенное отличие наук, вроде физиологии … заключается вовсе не в их экспериментальном характере… лежит в новой и углубленной постановке вопроса и в тех новых задачах, которые ставили перед собой эти науки. … Существенное же отличие и новизна задач, поставленных перед собой этими науками, заключались именно в стремлении найти законы движения живой материи и при их помощи объяснить закономерности различных форм и их проявлений при различных условиях. Эти науки ставили себе задачу изучить те законы движения живой материи, которые свойственны ей самой и с необходимостью проявляются во всех жизненных явлениях. Как разрешение первой задачи – нахождение закономерностей в формах проявления живой материи – неизбежно должно было начаться с описания отдельных форм и жизненных явлений, их классификации и систематизации, так же естественно разрешение второй задачи должно было начаться с описания и нахождения единичных законов движения живой материи, лежащих в основе различных единичных проявлений жизни и процессов формообразований" [[33], с. 7].

Итак, различия биологий связано с тем, что описательные разделы биологии имеют дело с текущим результатом жизни, т.е. с объектами, которые возникают как результат биологических явлений, процесса жизни. При этом методы преимущественно связаны с описанием, систематизаци-

57

ей, классификацией живого на разных уровнях организации. Такие биологии можно назвать синхроническими.

Другие разделы биологии исследуют процесс жизни. Традиционно исследование процесса жизни ведется с целью отыскания причины возникновения процесса, происходящего в живом, в простейшем случае по схеме "стимул – реакция". Такие биологические науки или разделы биологии можно назвать диахроническими или процессуальными. К этим биологиям относятся разного рода физиологии – все разделы биологических наук, изучающие функции всех уровней организации живого, процессы развития, перестрйки, адаптации и пр., включая онтогенез, филогенез, и причины их возникновения. Методы главным образом экспериментальные, т.е. они связаны с целенаправленным действием на объект для изучения его поведения (функции, реакции, развития и пр.) под воздействием.

По мнению Ю.Г. Любарского [[34]], биология в целом сегодня в значительной степени опирается на причинно ориентированное мировоззрение и направлена не на описание формы явлений, а на поиск их причин; однако следует отметить, что использование типологической точки зрения тоже не редкость, хотя вне диахронической биологии употребляется редко и, чаще, фрагментарно; и в физиологии можно обнаружить области, где используют классификацией или описанием процессов. По-видимому всю биологию можно рассматривать как синхроническую или как диахроническую – адекватность подхода будет определяться той или иной конкретной задачей.

Любая классификация, в том числе и предложенное Э.С. Бауэром разделение наук, является моделью, а реальность часто (а скорее всего, и всегда) не может быть разделена абсолютно определенно и существует в отчасти смешанных формах. Так, авторы разделяют мнение о классификации "как социокультурном феномене, образованном совокупностью нормативных систем [[35]]. При этом классификация рассматривается как один из способов организации ячеек памяти" [[36], с. 79]. Это иллюстрируется многочисленными проявлениями, в частности тем, что в исследованиях могут использоваться такие гибриды синхронических и диахронических методов, как классификация ответов на разные воздействия, что широко используется в физиологии и биохимии. В диахронических науках используют такой описательный прием, как сопоставление реакций объекта на разные концентрации действующего агента и разного рода контролей (а сопоставление опытной группы с контрольной или, чаще, группами, сейчас является необходимым условием методики эксперимента). Иллюстрацией другого рода может быть исследование, где в качестве воздействия (в неявной форме) могут выступать условия действий, деятельности или существования организмов. Например – места сбора растений при исследовании жизненных форм.

58

Роль определений в эмпирических разделах биологии могут выполнять описания и собственно определения [[37]]. Описание (как совокупность признаков объекта) может состоять из большого количества перечней конкретных особенностей, функций и пояснений, что, в частности, используется как основа структуры построения определителей. Чем оно более детальное, чем больший объем информации в него вкладывают, тем оно более полное, более точное. Но если с помощью описания пытаются определить более общее понятие, то получается пестрая картина разных свойств и особенностей различных его проявлений, в том числе противоречивых, и это собрание имеет вид коллекции, не поддающейся простому описанию. Когда мы доходим до таких общих определений как "жизнь", то сталкиваемся с тем, что коллекция становится велика и содержимое ее настолько разноплановым, что оказывается невозможным найти то общее, что объединяло бы одновременно всех членов коллекции, кроме того, что все они – ее содержимое. Такого рода высказывания часто встречаются в разного рода спорах и дискуссиях, когда пытаются найти максимальное количество свойств и проявлений живого, в желании ничего не упустить, "объять необъятное".

Описания для наук 1 и 2 секторов имеют свои особенности.

Фактически следует признать, что пределом наиболее полного описания жизни в синхронических разделах биологии, описания, учитывающего все известные конкретные особенности вида, формы, структуры, строения, etc. объекта (главным образом ассоциируемые с описанием, измерением пространственных, топологических характеристик), собственно и будет сам предмет этих разделов науки, охватывающий всю собранную информацию.

Аналогично первому случаю строится полное описание жизни в диахронических науках, и оно должно включать в себя совокупность всех процессов, типов поведения, свойств, качеств (часто ассоциируемых с временными характеристиками), приводящих к проявлениям живой материи, или ее свойств. Состав и размер такой коллекции в разных описаниях будет различаться. Будут варьировать описания, даваемые разными людьми, работавшими в разные времена, приверженцами разных научных парадигм, традиций или принадлежащими разным научным школам, начиная от описания, которое давал Аристотель, о том, что жизнь – это питание, размножение и рост и до современных определений, которые обязательно включают наличие матричного синтеза на нуклеиновых кислотах и процессы самоорганизации в открытых живых системах [[38]].

Интересно, что язык использует одно и то же слово жизнь для обеих наук, не вводя специальные термины. Известна попытка ввести термин "жизненность" [[39], с. 136] в качестве синонима жизни как процесса, не увенчавшаяся успехом, по-видимому из-за того, что термин вводился из-за идео-

59

логических соображений, в рамках "открытий" мичуринской биологии, как альтернатива виталистической "жизненной силе".

Интересно, что многие авторы в содержимое коллекции вводят и признаки, существующие не только у объектов биологии, поскольку живые объекты при своих особенностях как живое одновременно являются (могут быть рассмотрены как) физическими телами, геометрическими фигурами, химическими соединениями и пр. Так, для многих задач, особенно в биофизике, при определении (и описании) жизни необходимо использовать признаки живого как физического объекта (например, [[40]С. 74]). При этом признак может быть свойственным и другим объектами, похожим на живые, подобным им. Так, важнейшим свойством живого является открытость (как системы), но оно есть и у других некоторых систем, так же как мера живого объекта (как геометрического тела) не является целым числом подобно некоторым неживым ячеистым объектам вроде пены. Существует иллюзия, одно из проявлений физикализма, что если собрать достаточно много знаний о физических особенностях живого объекта, то, набрав достаточное количество сведений определенной глубины, можно понять и, соответственно, дать определение, что есть живое. Все замечательно, живая канарейка наверняка отличается по совокупности (не бесконечного количества) физических свойств от любого реально существующего неживого предмета; но как быть с моделью, которая построена на основе заданных физических свойств? Казалось бы, увеличение числа параметров приводит к копии неотличимой от живого объекта, но ментальный образ, на основе которого задаются параметры, всегда будет беднее оригинала. Если в качестве моделирования прибегнуть к биосинтезу или клонированию – собственно созданию живого – то не все параметры удается формализовать.

При смещении точки рассмотрения за границу биологии иногда возникает некая путаница: поскольку традиционно объекты физических наук неживые, (хотя, как уже говорилось, биологические объекты тоже являются физическими телами, а не, скажем, виртуальными или ментальными образами), то живые объекты при исследовании убивают либо в прямом смысле слова (что, впрочем, характерно для большинства методик таких сугубо биологических наук как морфология или гистология), либо не признают за ними свойств живого, как, например, при исследовании ДНК. А чем, собственно, отличается ДНК как объект рентгеностректурного анализа от фрагмента клетки, препарированного для электронного микроскопирования? Эта проблема иллюстрирует то, что отбор значимых признаков (и далеко не только для биофизики, а в любой области биологии) в значительной степени связан с разграничением живого и неживого; здесь авторы не всегда различают два способа выделения живого из окружающего мира: 1) рассмотрение живого и неживого как независимых друг от друга и

60

2) рассмотрение живого как части реального мира, обладающей всеми ее основными свойствами и в частности теми, которыми обладают неживые объекты, в их единстве. Первый подход характерен для методологии метафизики, второй – диалектики.

Поскольку из-за своей величины такое полное описание функционально использоваться как определение не может, то так или иначе, производится его сокращение или собственно используется определение. Делается акцент на тех характеристиках, которые кажутся необходимыми и адекватно отражают потребности конкретной изучаемой модели (вне зависимости от других особенностей) или используется соотнесение определяемого понятия к какому-либо классу, выделенному по заданным признакам с указанием собственных особенностей. Поскольку способы "сворачивания" могут быть различными, это опять же означает, что определения такого типа создаются "под задачу" и служат специфическим методологическим инструментом. Количество и разнообразие определений в эмпирических науках соответствует количеству и разнообразию задач, существующих в данной отрасли знаний, а споры о том, чье определение более "правильное" должны начинаться с определения места точки зрения в системе координат поставленных задач.

Таким образом, функциональная роль определений жизни в науках эмпирического типа состоит в акцентуации тех особенностей их объекта, на изучение которых нацелен данный раздел науки и которые составляют суть рассматриваемого понятия вне зависимости от других его особенностей, которые могут становиться ведущими в другой ситуации.

Если пытаться сформировать некий общий взгляд на проблему, следует признать, что определения, которыми пользуются в биологии, и тем более – общие определения связаны с научной парадигмой и фактически отражают ее основы или связаны с условиями конкретной задачи, которую ставят те люди, которые дают эти определения. Часто определения являются реализацией чьих-то персональных амбиций, в худшем случае – на изречение истины в последней инстанции, либо неким ментальным пластилином, глиной, которыми можно замазать логическую дыру, но очень некачественно, или использовать для демагогических рассуждений.

Фактически получается, что вопрос переносится в другую плоскость. Проблема не в том, чтобы создать некое общее определение, которое охватило бы все, как это вроде бы полагается делать, а в осознании роли определения в каждой конкретной ситуации, в понимании алгоритма генерирования определений. Совокупность существующих определений по сути отражает текущее положение в науке, понятия которой определяют. Если все же попытаться найти одно определение, учитывающее все признаки и свойства живого, пригодное на все случаи, то оно будет эклектич-

61

но (или либо неполно, либо противоречиво) и фактически не сможет выполнять ту конкретную научную функцию, которую должно было бы выполнять, если бы биология являлась строгой наукой в позитивистском смысле. Совокупность определений в какой-либо области науки может служить ее своеобразным дайджестом, справочником для ориентации в вопросе о том, как понимают или трактуют предмет, а за содержательностью этой науки отвечают не термины и определения, а содержание статей и книг.

В теоретической биологии определения задаются, исходя не из перечня деталей, свойств, качеств и закономерностей, не из обобщений, полученных на основе анализа опытных данных, а совершенно иным способом.

Сектор 3 и 4. Для теоретических биологических наук определение имеет другие, чем в эмпирических науках, функции.

Классический способ построения теории, которым главным образом пользовались ранее и фактически пользуются сейчас, основан на введении аксиоматических понятий. Такой подход пришел из философии Нового времени, характерен для физикализма и до сих пор является значимым в точных и естественных науках. Большинство современных попыток создать теоретическую биологию базируется именно на нем. Но, как правило, такие теории скорее декларируются, чем существуют в силу объективных причин, поскольку не все биологические объекты или не все стороны их проявления поддаются анализу в рамках методологии позитивизма, а точнее, не удается создать такую теорию, которая бы охватывала все биологические объекты и понятия. По-видимому, для объяснения этого явления следует привлечь известную из теорему Геделя о неполноте, в которой утверждается принципиальная невозможность полной формализации научного знания, т.е. создания полностью формализованной внутренне непротиворечивой теории. Попыток создать такого рода теории в биологии было не так много [[41]]. Построение теорий более характерно и адекватно для биофизики (как более формализованной науки), которая исследует живое как физическую реальность – особенности протекания физических процессов в сложно организованном, живом, объекте и физические особенности самого субстрата на разных уровнях. Не случайно JournalofTheoreticalBiologyпечатает главным образом биофизические статьи или содержащие теоретизации эмпирического плана. Во всяком случае, нет единодушия в том, можно ли рассматривать совокупность теоретических работ как целостную науку – теоретическую биологию. Не случайно то, что хотя многие работы по теоретической биологии появились еще в начале XX века [[42]] и позже проводились конференции, выходили статьи, книги по теоретической биологии [[43]], есть мнение, что теоретической биологии до сих пор нет [[44]].

62

Как внутри, так и вне биологии жизнь часто определяется через одно (или немногие) ее качество или свойство. Фактически смысл понятия сужается, а выделенному качеству приписывается или постулируется особая, принципиальная важность, понятие теряет симметричность (т.е. "жизнь есть «x»", но "«x» не есть жизнь"). Выбор качества происходит не столько из эмпирических соображений, которые отталкивается от конкретного знания неких свойств, а главным образом исходя из текущей задачи, существующей парадигмы и пр., т.е. в значительной степени и из внешних факторов относительно общего смысла понятия. Как пример можно привести одно из определений жизни Э.С. Бауэра, который говорит что "живое есть устойчивое неравновесие". Такого же типа определение у Шри Ауробиндо: "живое есть неустойчивое равновесие", у Л. Больцмана: " ...живое <...> борется за энтропию", у Шредингера: "живое питается отрицательной энтропией", у Луи Пастера: "Асимметрия является основным свойством живого" [[45], с. 184], у Э.М. Галимова: "…жизнь – есть способ эволюции информационной молекулы" [[46], 613], у Дж. Холдейна: "Активное поддержание нормальной и притом специфической структуры и есть то, что мы называем жизнью" [[47] с. 11].

Интересную подборку определений жизни приводит М.А. Розов, в которой выделено такое качество, как постоянная замена химических составляющих организма, наличие обмена веществ: "Живой организм, – писал наш известный биолог В.Н. Беклемишев, – не обладает постоянством материала – форма его подобна форме пламени, образованного потоком быстро несущихся раскаленных частиц; частицы сменяются, форма остается". Беклемишев при этом ссылается на Кювье, который писал: "Жизнь есть вихрь, то более быстрый, то более медленный, более сложный или менее сложный, увлекающий в одном и том же направлении одинаковые молекулы. Но каждая отдельная молекула вступает в него и покидает его, и это длится непрерывно, так что форма живого вещества более существенна, чем материал". Основатель кибернетики Норберт Винер сравнивает живой организм с сигналом, который можно передать по радио или телевидению. "Мы лишь водовороты в вечно текущей реке, – пишет он. – Мы представляем собой не вещество, которое сохраняется, а форму строения, которая увековечивает себя. Форма строения представляет собой сигнал, и она может быть передана в качестве сигнала" [[48]].

Другой пример – два определения из семи, совокупность которых определяет процесс эволюции, по мнению С.Э. Шноля [[49], с. 272], образуют пару("Определение 5-е. Живой организм – объект биологической эволюции – материальное тело, находящееся или способное находиться в процессе биологической эволюции. Определение 6-е. Жизнь – процесс существования объектов биологической эволюционирующей системы"), которая была бы достаточна для определения жизни, но требует в свою очередь опреде-

63

ления поясняющих понятий, например: система, энергия, структура, объект, энтропия, информация. Не только способ определения, но и сам подбор этих понятий демонстрирует положение в локальных координатах методологических или мировоззренческих, в данном случае просматривается системный подход в биофизике. Более того, если составить как тезаурус список слов, входящих в определение, и выявить области наук, где семантические поля этих слов наиболее жестко определены, то можно получить более точное или объемное описание научной позиции исследователя. Еще один пример, который даже не требует комментариев относительно научного мировоззрения автора: "Жизнь – автономный, автоматизированный и активный процесс, организуемый комплексом вычислительно-семантических программ управления" [[50], стр. 74].

Теоретическая биология, как и эмпирическая, может быть рассмотрена как состоящая из диахронической и синхронической частей. Соответственно, в теоретической биологии определения можно к двум типам. Приведенные примеры касались главным образом определений диахронического типа, синхронические же имеют свои особенности. Здесь подход основывается на введении своего рода предельного объекта, субстрата жизни, который рассматривается как необходимый и достаточный. Выбор такого объекта происходит преимущественно из ограниченного списка, сформированного представлением о наличии уровней организации живого (молекулярный, клеточный, организменный, популяционный, биосферный). Следует отметить, что этот список не вполне совпадает с тем, что соответствует современным представлениям о структурности живого [[51]], что свидетельствует о перемене фокуса интересов, определенных нынешним пониманием предмета.

Представление о белке [[52]] как носителе жизни лежит в основе известного определения жизни Ф. Энгельса: "Жизнь есть способ существования белковых тел…" [[53]] с той только оговоркой, что при формулировании утверждения имеется в виду не белок, а протеин, так как семантические поля слова "белок" (химическое вещество) и слова "протеин" (носитель свойств, составляющих суть живого; философское понятие) поначалу четко различались, и только позже стали синонимами [[54]]. В первоначальный смысл понятия "протеин" вкладывалось и современное представление о нуклеиновых кислотах как основе жизни. (Э.С. Бауэр принадлежал к числу тех людей, которые утверждали, что живое есть живая материя, живой белок). Представление о том, что живое есть клетка [[55]], лежит в основе клеточной теории Шванна. Положение, что жизнь реализуется в форме организмов, у которых наблюдается единый план строения, лежит в основе представлений об эволюции. Взгляд, что живое есть организм [[56]], более свойственен современным биологам, нежели биофизикам. Еще один взгляд о том, что живое – это экологическая ниша разного размера с ее "населением", вплоть до биосферы и космоса [[57]].

64

При этом есть интересная особенность, связанная с тем, что субстраты жизни, предлагаемые разными парадигмами, соответствуют представлению о наличии уровней организации живой материи. Тут есть элемент выбора уровня в зависимости от конкретно ситуации, но всю совокупность проявлений форм жизни можно охватить на любом уровне, если наличие уровней есть объективная реальность, а не гносеологический прием. Так, до сих пор нет единого мнения о том, что же является субстратным уровнем жизни, и поэтому кандидаты сменяют друг друга в научной картине мира, зачастую сосуществуя одновременно.

Смена представлений о носителе жизни связана с общефилософским вопросом о наличии уровней организации материи. Казалось бы, эти субстраты жизни четко разграничены (как уровни организации), но при пристальном рассмотрении всегда найдется достаточное число исключений, где их разделить невозможно. Это приводит к пониманию того, что в выборе ведущего объекта есть место некоторому произволу, связанному с текущими задачами исследований, но в рамках наличной парадигмы. Такой выбор никогда не имеет фундаментальных оснований.

Живое может представить достаточное количество примеров как свидетельствующих в пользу наличия объектов, которые можно объединить в классы подобных, одного уровня организации, так и свидетельствующих о непрерывном ряде перехода одних форм в другие. При этом есть такая особенность, что наиболее легко соотносятся с определенным уровнем и, соответственно, выстраиваются в иерархию те объекты, которые наиболее значимы или известны человеку, иными словами человеку соразмерны. Так, по мнению В.А. Лекторского и Ю.Г. Любарского, изучение мира происходит исходя из соприродных миру установок, основанных на том, что производится соотнесение мира с организмом человека [[58]].

Представление об уровнях организации жизни может быть рассмотрено как удобная модель для познания, аналогично вышеупомянутому о классификации природных объектов, и соответственно помещены в область гносеологии, а не онтологии. Такое понимание налагает определенные ограничения на возможность существования точных определений. Другое дело, что свойство самой материи позволяет ее аппроксимировать как многоуровневую модель. Сложности соотнесения представлений об уровнях организации материи к онтологии объекта или к его анализу и методике описания связаны, главным образом, с трудностями разграничения уровней. Рубеж хорошо определен только на идеальной модели. Так, само название организменный уровень при внимательном взгляде не является вполне удачным: "Организм (франц. organisme, от ср.-лат. organizo – устраиваю, придаю стройный вид), в широком, самом общем смысле живой О. – любая биол. или биокосная целостная система, состоящая

65

из взаимозависимых и соподчиненных элементов, взаимоотношения к-рых и особенности строения детерминированы их функционированием как целого. В этом смысле в понятие О. входят не только особи (индивиды), но и колонии (…), семьи (у общественных животных), популяции, биогеоценозы и т. д. В узком смысле О. – особь, индивидуум, «живое существо»" [[59], с. 429-430]. Особь определена более узко и поэтому выглядит более привлекательно в качестве символа уровня: "Особь, индивид, индивидуум (от лат. individuum –неделимое), неделимая единица жизни. Самый существенный признак О. – строгая взаимозависимость отд. частей: разделить О. на части без потери "индивидуальности" невозможно" [[60], c. 435].

На реальных объектах рубеж между реальными отдельными клетками организма и организмами, которые они составляют или одноклеточными организмами и многоклеточными организмами не является однозначно определенным. Во всяком случае, многоклеточный организм состоит не только из клеток, еще есть межклеточная жидкость, неорганические включения, омертвевшие части, соединительнотканные волокна, тяжи.

Существуют и примеры того, что иногда сложно найти границу между одноклеточными и многоклеточными организмами, как и между организмами и их сообществами. С одной стороны, известно, что актиномицеты в разных стадиях развития могут быть в виде одноклеточных организмов или образовывать гифы и более сложные тела. существуют отдельные организмы (из низших водорослей) или ткани (мышцы), где многоядерные клетки фактически играют роль многоклеточных образований; есть организмы, состоящие из совокупностей отдельных клеток (колониального типа), так же как и ткани, клетки которых не связаны друг с другом (клетки крови, лимфы, среди них перемещающиеся по разным тканям клетки-фагоциты, клетки-киллеры). С другой стороны, невозможно отличить (отделить) один организм от сообщества, скажем, колонии полипов или растение, траву, которая имеет подземное корневище – отделить отдельное растение от популяции практически невозможно, это условность, когда мы берем и делим – либо физически, ножницами, либо ментально. Для этих и многих других примеров – это наш ментальный договор, не более того.

Однако во многих случаях реальность обнаруживает свойства, позволяющие ее интерпретировать как имеющую структурную организацию, которая выражается в уровнях организации живой материи и признании принадлежности индивидуумов к определенным систематическим группам.

Основой для группирования служит сходство [[61]] и отсюда становится возможным выявления структурной организации и создание классификации. Степень сходства в той или иной степени оговаривается [[62]]. В живых объектах можно обнаружить сходство (с разной степенью похожести, но не

66

тождество) по разным (выбранным, отобранным, значимым! – влияние субъекта) параметрам.

В синхронических науках определение отношения объекта исследования к своему уровню имеет устоявшуюся традицию, что связано как со ставившимися задачами, так и с особенностями объекта (преимущественно в виде предметов или явлений, имеющих определимые границы). В диахронических разделах биологии уровни процессов привязывают к уровням субстрата, либо ставится специальная задача. В тех исследованиях, где необходимо выяснить степень сходства и различия разных параметров, выделить группы и проверить, можно ли отнести их к одной генеральной совокупности, используют приемы биометрии, параметрической и непараметрической статистики.

Таким образом, наиболее общее теоретическое определение, которое бы объединяло и синхронический, и диахронический подход, выходит за рамки биологии. Можно утверждать, что жизнь – это есть одновременно процесс и тот результат, который есть у этого процесса. Можно сказать (по той же схеме), что наука есть процесс и одновременно результат этого процесса, творчество есть одновременно процесс и результат этого процесса. Совокупность подобных определений характеризует другой уровень организации, не имеющий специфического отношения к биологии, и относящихся к разряду явлений, в котором ясно виден диалектический принцип единства форм реальности и их движения. При этом рассматриваются не только материальные, но и ментальные явления. Такое определение находится в русле методологии, разработанной Э.С. Бауэром.

Можно проследить, как меняется содержание сформулированного выше общего определения жизни, если вводить в него дополнительные определения. Если такое общее определение хотя бы чуть-чуть нагружать какой-то конкретностью, мы сразу попадаем в соответствующую научную парадигму. Например, жизнь – это процесс и текущий результат. В этом случае мы имеем дело с теми формами жизни, которые живы сейчас – с организмами, живой материей и т.д. в которых процесс жизни наличествует сейчас, в данное время. Но если дать другой акцент этого определения, что жизнь есть процесс и все результаты, к которым этот процессы приводил, то нужно признать живыми не только живые организмы, но и многое другое. К жизни окажутся причислены и продукты жизнедеятельности за время существования биосферы: верхние слои литосферы с осадочными породами, которые образовывались в результате процесса жизни, с каменным углем, с нефтью, если придерживаться точки зрения биогенного ее происхождения, с почвой, со всеми отмершими частями, более того, со всей неорганикой, когда-либо участвовавшей в круговороте ве-

67

ществ в природе, включая глину и песок, образовавшийся в результате биогенного разрушения пород. Такое представление о жизни характерно для сторонников Геи – планеты Земля как живого организма, разрабатываемого Лавлоком [[63]] и ранее – В.И. Вернадским [[64]] и имеющее корни во взглядах С.Н. Виноградского; В.Н. Беклемишев сформулировал представление о геомериде как уникальном организме, состоящем из комплекса биоценозов всего живого, населяющего Землю [[65]].

Можно перебрать все возможные варианты субстратных носителей жизни, как основы определений, если задавать определенный уровня организации или время жизни, соответствующее времени жизни различных объектов. Клеточный цикл (как время жизни одной клетки), время жизни особи, популяции, вида, биосферы… Однако следует помнить, что эти явления нельзя рассматривать как явления одного ряда. Хотя представление о линейном развитии здесь, безусловно, можно использовать, особенно для создания простых моделей, но более глубокое представление о развитии требует объемный взгляд, который бы охватывал параллельное и одновременное сосуществование форм разной степени сложности. Хотя логика развития науки может делать акцент на каких-либо конкретных формах, но всегда их значимость будет относительной. Поскольку развитие науки связывают со сменой парадигм, можно сказать, что и выбор, предпочтение того или иного определения (или определений) находится в зависимости от научной парадигмы.

II

Следующее объяснение существования различающихся определений имеет социально-психологический характер. Сам способ давать определения состоит в том, чтобы избегать делать это явно или формально. Он заключается в том, что понятия строго не определяются, а используются "интуитивные представления". Другими словами, в качестве определения создается некий черный ящик, загружаемый его по ходу дела чем-то понятным по контексту, без специального обсуждения, так, как это происходит часто в обыденной жизни с новыми словами. Очень часто такой черный ящик обозначается неким метким словцом, которое вызывает ассоциации у пользователей с какими-то значимыми характеристиками его содержимого, рождаясь как метафора [[66]], – таким образом возникает научный жаргон, с которым обычно ведут борьбу редакторы научных изданий, но иногда обозначение настолько удачно, что становится общепринятым и проникает в научную лексику с полными правами. В рамках определенной традиции или школы это достаточно эффективный способ, когда есть сработавшийся коллектив, и новичков вводят в него постепенно при длительном обучении. Недостаток такого подхода выявляется тогда, когда возникает диалог между представителями разных школ. Собеседники пользуются каждый своим представ-

68

лением и могут даже довольно долго не догадываться, что на самом деле говорят о разных вещах, пока не наступит момент, который проявит непонимание. Тогда закономерно встанет вопрос о мере сходства и различия понятий. Если в диалоге различия в понятиях не являются принципиальными для затронутой темы, то "черный ящик" может остаться нераскрытым.

Если иметь ввиду именно научные школы, то понятно, что обучение в этом смысле включает неявную постановку методологии. Введение в определенную научную традицию, принятую парадигму дает возможность неофитам самостоятельно сформировать основные определения, что происходит по определенным правилам, исключающим большие разночтения с предыдущими вариантами. Если школа не чрезмерно догматизирована, то такой подход дает хорошую возможность для развития мысли. При столкновении мнений разных школ возникает возможность выйти за рамки привычной парадигмы и посмотреть на себя со стороны. Другое дело, если исследователь находится вне школы или не имеет собственного научного мировоззрения. Тогда ему при определении понятий приходится опираться на более или менее случайные опоры, в том числе на бытовой язык, или так называемый здравый смысл.

С помощью современной психологии и лингвистики можно выяснить, что же собственно собой представляет это "интуитивное представление". Оказалось, что то самое "интуитивное представление", которым пользуются биологи (как люди и носители конкретных культуры и языка вне биологии), в значительной мере не совпадает с тем, что являет собой собственно предмет биологии. Причины этого следует искать в особенностях самого языка и способах его применения. Язык имеет значительное количество меток, которые позволяют прочитывать слова как знаки и извлекать их скрытые значения. Можно взять как метки, как маркеры некоторые слова, которые определяют живое в языке. Это "кто", "что" (и другие одушевленные и неодушевленные местоимения), глаголы, сопряженные с жизнью и смертью –"рождение", "смерть", "убить" и некоторые другие слова бытовой речи.

Если человек приходит, скажем, к другому человеку на огород, он скажет обязательно "что у тебя растет на грядке?", а ведь "что" не является словом, определяющим живое. Только некоторые биологи, сторонники биоцентризма спросят "кто у тебя там растет?" Т.е. наш язык не позволяет растения считать живыми. Растения не рождаются, они прорастают, всходят. Растения не умирают, они или засыхают, вымокают, ломаются или с ними происходит что-нибудь еще.

Более того, это же часто касается и мелких животных или насекомых, о которые язык тоже говорит, что для него они не живые. Так, очень редко говорят, например, про рыбу – "кто". Рыба – "кто" это если какой-то

69

особенный экземпляр, значимый, так если гигантского сома или щуку выловили. Особенную рыбу, над которой очень долго возились. А если это обычный улов, то: "Что ты принес?", "Что ты поймал?". Рыба не умерла, она уснула.

Да и сами слова говорят о своей "живости": животное – однокоренное слово живой, жизнь – то, что живет, растение – всего лишь то, что растет. В Библии тоже проводится разделение между животными и растениями, растения играют сугубо подчиненную роль: не сказано, что у растений есть душа, растения исходно предназначены в пищу, (см. Быт. 1:29,30), растения пережили потоп на земле, Ной не взял их в свой ковчег, (см. Быт. 7:1—10). Интересно то, что Я. Экскюль[‡], один из основоположников теоретической биологии, создавая свою теорию умвельта, имел в виду именно животных, как существа, способные активно осваивать окружающее пространство [[67]].

Примеров такого типа можно приводить множество. Получается, что мы считаем живыми только либо очень значимые объекты, такие как особенные рыбины (щука говорящая, столетняя), дерево какое-то, особое совершенно, почитаемое, либо те животные, которые являются домашними или значимыми для человека, например медведь для охотника – достойный соперник, волк или что-нибудь еще, очень ограниченная область. Убить, зарезать, заколоть, придушить можно только живого, но победить можно и скалу, камень.

По-видимому, некоторые уменьшительно-ласкательные суффиксы, (отражающие фазу развития) тоже могут быть подсказкой: можно сказать "теленок", "жеребенок", но нельзя сказать "дубенок", "березенок" "рыбенок" (за исключением случая, когда используется поэтический образ – "…клененочек маленький матке зеленое вымя сосет" (С. Есенин)[68]), другие суффиксы не дают такой картины, могут быть и у живых, и у неживых ("водичка", "коробочка", "девочка", "солнышко", "дедушка" "камушек", "братушка", "телок", "грибок", "дубок", "котелок").

Картина может несколько различаться в разных языках. Так, в английском языке ко всем животным относятся местоимения what и it(что), а who (кто) – только в тех случаях, когда говорящему известен или важен в контексте пол животного (и тогда соответственно употребляются личные местоимения sheи he).

Но в этом вопросе есть еще один аспект. Язык называет живыми и те объекты, которые биолог живыми не назовет – очень многие явления и объекты природы обожествляются или им приписываются человеческие свойства (как и в случаях, описанных выше – проявление антропоморфизма). Они тоже для нас по языку оказываются живыми. В современном

70

языке это может выглядеть как сказочные или поэтические образы. Становятся понятными примеры вроде "В лесу родилась елочка" или "Деревья умирают стоя". Так же – "рожь уродилась". Слово "уродился", "уродилась" характерное для живого, относят не к растению, и фактически даже не к их совокупности, а к урожаю (однокоренное слово!), к явлению, очень значимому для человека. Отсюда понятно, что интуитивное представление – очень непростая вещь, в какой-то степени связанная с наличием антропоморфизма в подсознании и степенью его выраженности. Так, Ю.Г. Любарский, разделяя мнение В.А. Лекторского, считает, что неявное знание, на основе которого ведется исходное описание объекта, базируется на схеме тела как результате эволюции [[69]]. Это опять же требует взаимной договоренности для того, чтобы определение было общепонятным. И эта договоренность не вводится одномоментно в качестве правила, а просто возникает в процессе совместной жизни и работы.

В разных культурах или временах (исторических или индивидуальных) более детальные признаки могут различаться. В лексиконе детей, принадлежащих к современной европейской культуре количество предметов, которые они определяют как "кто", существенно больше, чем у взрослых, так же как в архаической культуре, которой характерен антропоморфизм по сравнению с европоцентристской. Так, традиционные представления русских, пришедшие из язычества, включают в себя представления о тождестве человека и дерева, многие части тела человека и животных имели одинаковые названия с частями растений, отчасти сохранившиеся и в современном языке (например, кожа = шкура животных = луб древесных растений, сердце = сердцевина) [[70]].Для русского языка более столетней давности В.Даль фиксирует разную степень выраженности жизни у растений животных и человека: "Жизнь, прстнрд. жись, жизть [жисть каз.] ж. живот; житие, бытие; состояние особи, существование отдельной личности. В обширн. смысле, жизнь обусловлена только питанием и усвоением пищи, и в этом знач. она дана двум царствам природы; животному и растительному; в тесном смысле, она требует произвольного движения и чувств, принадлежа одним животным; в высшем знач. как бытие, она относится к душе или к смерти плоти. Жизнь человека, век его, все продолжение земной жизни его, от рождения до смерти; также|| род и образ жизни его, быт, деяния, поступки, похождения и пр." [[71], колонка 1346]. Христианское понятие жизни основано на представлении о душе, которая телесно может проявляться как дыхание или кровь: "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою" (Быт. 2:7); "И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю; Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы

71

морские: в ваши руки отданы они; Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; Только плоти с душою, с кровью ее, не ешьте; Я взыщу и вашу кровь в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его… И со всякою душою живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными…" [[72]].Семантическое поле слова "жизнь" захватывает большой круг значений, как материальных, так и идеальных [[73]]. Для человека, принадлежащего к европоцентристской культуре живой тот, кто питается, двигается, чувствует, ощущает, рождается, умирает, имеет кровь и/или тот, в котором есть дух (душа живая). В современном языке заметно смешение антропоцентристских, теоцентристских основ, но вот биоцентризм, на основе которого можно было бы сформировать наиболее полное определение жизни, и за который так активно, но не слишком успешно ратуют экологи, представлен мало.

Оказывается, что язык называет живым не все те и не только те объекты, чем биологи как профессионалы.

Таким образом, в синхроническом представлении есть две пересекающиеся области – бытового языка и профессионального, где в общей области находятся живые существа, главным образом звери и птицы и "гады", с которым человеку приходилось сталкиваться и это взаимодействие было важным для выживания.

Понятия, представляющие процесс жизни, практически все существуют в бытовой речи и относятся не только к биологическим объектам, а часто и вообще неспециалистами не воспринимаются как специфически биологические. Общество, журнал живет, производительности труда растет, идеи, замыслы рождаются, развиваются, умирают, новый день рождается и т.п.

III

Еще одно объяснение существования большой группы определений связано с новыми тенденциями развития философии и биологии, которые взаимодействуя порождают новые науки и новые способы построения теории. Новый способ построения теорий существующий сегодня, – это способ, когда рассматривается жизнь как форма и как смысл, или знак, который выражает эта форма. Изучение знаков, коммуникации, информации в живых организмах, живое как знак лежит в основе биосемиотики [[74]] в отличие от кибернетики, которая рассматривает живое как носитель или передатчик информации. Биосемиотика исследует знаковые системы на разных уровнях – от молекулярного (кодирование на ДНК) до организменного и межорганизменного. Живую систему, организм рассматривают

72

как знак или знаки разных иерархическх уровней [[75]], организм как самочитающийся текст [[76]].

Есть мнение (и в рамках биогерменевтики [[77]]) о том, что жизнь невозможно определить в рамках биологии, что ее определение, как и сама теоретическая биология является феноменом культуры [[78]]. С.В.Чебанов предлагает рассматривать определение жизни не в рамках биоцентризма, а витацентризма [[79]].

Смысл не является предметом изучения традиционной биологи, он не присущ живому в том смысле, как трактовки не присущи фактам. Смысл приписывается человеком. Жизнь сама по себе, если исключить из рассмотрения Бога, не имеет ни начала, ни конца, ни смысла, ни цели [[80]]. Мы приписываем их для того, чтобы выделить и осознать предмет обсуждения, чтобы можно было общаться и обсуждать, сопоставлять, анализировать объекты или явления, и мы даем себе некие возможности, выстраиваем логические схемы, правила общения, когда вводим понятия, определяем их, наделяем смыслом. Другое дело, что смысл не приписывается произвольно, поскольку человек и его ментальные возможности тоже продукт эволюции, природа выражает через человека свои проявления, но одну и ту же реальность можно описать несколькими способами, в частности, в зависимости от языка или модели описания. В итоге возникает та же самая проблема нахождения координат внутри пространства возможных способов описания, мы не можем определить понятия без того, чтобы договориться о том, что же собственно имеется в виду. Однако биосемиотика пользуется познавательными инструментами семиотики, которые хорошо отработаны именно для анализа смысла текста, меняется только носитель знаков. Такой подход, по сравнению с "чисто" биологическим уже не может реализоваться только в рамках представлений об объективности, основанной на субъект–объектных отношениях, поскольку понятно, что наблюдатель в этом случае не может играть роль субъекта, отделенного от объекта, т.к. его влияние на результат исследования велико. Однако следует отметить, что биосемиотика, как и биофизика – не есть биология, она имеет собственный предмет и собственные задачи и решать те задачи, которые не решила биология, не должна.

Такой способ построения теории интересен как некое новое поле рассмотрения, новая возможность познания, но и еще потому, что он затрагивает очень интересную проблему.

Российские ученые воспитывались в "классической" философской парадигме марксистско-ленинской материалистической диалектики, где реальность делится на субъект и объект по определенным правилам. Объективный метод (синоним "научному") стремится всячески избавиться от

73

влияния субъекта на объект. Можно сказать, что такая точка зрения лидирует, но существует и оппозиционная. Моментом перелома, по-видимому, следует считать знаменитую Пятую конференцию по физике Сольвеевского Института (Брюссель, октябрь 1927 г.), на которой обсуждалась новая методология, необходимая для осмысления квантовой теории и принципа неопределенности [[81]]. Стало понятно, что в некоторых случаях взаимодействие наблюдателя с объектом может быть необходимо в научном исследовании, и было сделано много и реальных шагов, и лозунгов для того, чтобы избавиться от известной односторонности. Однако до сих пор существует гипноз (миф? традиция?) уникальности и незаменимости объективного метода [[82]] вместо того, чтобы определить границы использования объективного метода и "не портить ему репутацию" использованием огульно, не по назначению, в стиле канонизированной и сакрализированной философии (в стиле "истинно, потому что верно"), вместо того, чтобы формализовать и придать достаточную строгость и доказательность методам субъективным таким как метод включенного наблюдателя. Различают же в социальных науках в зависимости от положения наблюдателя об простое или обычное наблюдение, когда события регистрируются со стороны, и соучаствующее (или включенное) [[83]].

Так, объективный метод предполагает, что субъект выпадает из рассмотрения, а дело имеют только с объектом, но на самом деле, чтобы играть роль и субъекта и объекта, они оба должны обладать определенными свойствами. Это значит, что не все проявления реальности могут быть объектами, так же как и субъектами могут быть только определенные люди (наблюдатели). Поскольку абсолютно идентичных реальных предметов или явлений не существует, то для соблюдения условия воспроизводимости эксперимента необходима идеализация, выделения у фрагментов реальности для изучения наиболее значимых, важных (ценных!) параметров и допущение, что эти параметры равны или сравнимы (измеримы) с точностью, не ниже принятой, имеющей смысл в данном исследовании, (т.е. производится некая унификация объекта, лишение его индивидуальности, процедура приведения к неразличимости объектов одного типа в разных лабораториях [[84]], сведение его к понятию) а также при соблюдении этих условий необходимо достаточное количество проявлений или экземпляров данного предмета в момент опыта, жизни ученого или цивилизации. Ясно, что не все проявления реальности, их стороны или аспекты удовлетворяют этим условиям.

Аналогично тому, наблюдатели, чтобы стать субъектами, должны обладать определенными стандартизирующими свойствами вне зависимости от индивидуальных отличий (возраста, пола, рассы, места проживания и пр, что игнорируется), они должны принадлежать одной соответствующей цивилизации, быть образованным, знать используемый язык, иметь сход-

74

ный тезаурус, иметь научные знания в своей области, владеть методиками – стандартными, и/или уметь создавать и точно описывать новые и т.п. – то есть в некотором смысле в исследовательской работе быть взаимозаменяемыми и неразличимыми. Фактически такая стандартизация, обезличивание и есть процедура вывода субъекта из метода. В значительной степени роль инструмента, выполняющего процесс "де-субъективизации" исследователей выполняет научный язык с развитой системой определения понятий. Для текущей работы, в рамках уже сформулированной задачи такие свойства субъекта обязательны. Однако процедура постановки задачи, отбор и оценка пригодности, адекватности задаче объектов, оценка и трактовка полученных результатов, осмысление закономерностей, встраивание нового знания в существующую систему или пересмотре ее на основе новых данных, обучение исследователя и все то, что помимо традиционных и регламентированных процедур может рассматриваться как творчество – то есть связанное с непрогнозируемыми причинами – все это необходимые части научного процесса, которые не вписываются в канон субъект-объектных отношений.

Не случайно, что предметом исследования объективного метода являются те стороны реальности, которые изучаются классической физикой или химией (в общем – естествознанием) – они наиболее легко подвергаются объективизации (т.е. вписываются в вышеописанным правила). Интересно то, что такие объекты (точнее – их изучаемые параметры) имеют еще одну специфическую особенность – они в каком-то смысле сопоставимы с субъектом как с человеком, точнее с характеристиками его сенсорных органов, возможностями восприятия – по размеру, градиентам, скорости процессов, такая соразмерность позволяет без особого труда провести границу между субъектом и объектом, и влияние субъекта на объект минимально.

Те объекты, которые по исследуемым параметрам выходят за рамки обыденного восприятия, кроме простого наблюдения и описания требуют приборного исследования, расширяющего сенсорные возможности человека, уже испытывают на себе воздействие субъекта [[85]] В этом случае границу между субъектом и объектом провести сложнее и даже не всегда в принципе возможно это сделать достаточно точно, поскольку прибор в эксперименте может рассматриваться как разновидность объекта (что-то вроде объекта второго ранга) и как субъект, а точнее, его экстрасоматический орган. Яркий пример такой ситуации приводит Пёрсиг в своей статье, обсуждая роль исследователя в изучении явлений микромира [[86]]. Интересно то, что либо объект исходно сопоставим с человеком, либо приборным путем производится его преобразование, поскольку фактически информация снимается не с самого объекта, а с приборов, преобразующих сигнал известным и заранее заданным способом – меняя масштаб или пе-

75

реводя сигнал из неощущаемого человеческими органами диапазона в ощущаемый, например счетчиками радиационного излучения [[87]]. Аналогичные проблемы (частично обсуждавшиеся выше) существуют при определении границы между уровнями организации живой материи. Т.е. происходит своего рода "антропизация" объекта либо исходным выбором подходящих параметров, либо приборной их коррекцией. Поскольку из лингвистического анализа понятно, что живым человек называет то, что подобно ему самому, то такая "антропизация", может быть рассмотрена как проявление своего рода антропоморфизма или гилозоизма.

Предмет исследования гуманитарных наук являлся камнем преткновения для объективного метода, и только немногие стороны его поддаются объективизации. В психологических, антропологических, социальных, лингвистических и других исследованиях не удается избавиться от влияния субъекта на объект, граница между ними размывается и применение метода становится не корректным. В этих науках предметом исследования является человек или продукты его ментальной деятельности, т.е. субъект выступает в роли объекта, так же как "психическое объективно существует только как субъективное" [[88], с. 29]. Соответственно изменяется и методология. Просматривается любопытная закономерность: предмет изучения либо сам человек, либо "антропизированные" объекты.

Однако понимание того, что результаты исследования предмета могут содержать как информацию о нем самом, так и привнесенную исследователем, заставляет задуматься о том, как их разделить и возможно ли это.

Получается, что в этом случае имеется смешение онтологии и гносеологии, когда законы природы смешиваются с законами формирования образа мира. Именно такое смешение приводит к очень многим вопросам, которые всегда существовали в биологии (и не только в ней), в виде противоречий между витализмом и механицизмом, а позже – физикализмом.

В итоге следует отметить, что по-видимому все неудачи попыток определить живое в общем виде связаны с проблемой, о которой говорил Гедель в своей теореме о неполноте. Мы сами являемся живыми (элементами системы) и пытаемся определить жизнь (как систему) во всей ее полноте. Это мы в принципе не можем сделать, находясь внутри определяемой системы (жизни) и пользуясь понятиями биологии. Именно система соглашений, обеспеченная общим языком, культурой, которая делает нас существами социальными и выводит за рамки биологии, делает возможным понять суть и сложность проблемы и дать хотя бы рабочие определения. Однако нет никакой уверенности, что можно отвязаться от параллельной проблемы другого уровня – ментального, поскольку мы не можем выйти за уровень сознания и получить возможность сформировать точку

76

зрения вне него. Отсюда можно предположить, что подобные проблемы с определениями есть не только в биологии, но и во многих других науках. Необходимость определения онтологических и гносеологических оснований биологии вызвало к жизни новое научное направление, а возможно и науку – биофилософию [[89]]. Представляется необходимым движение навстречу друг другу таких дисциплин, как биология, философия, этика. Еще Лев Толстой говорил: "Вопрос, неотделимый от понятия жизни, – не вопрос о том, откуда взялась жизнь, а о том, как надо жить; и только начав с этого вопроса, можно прийти и к какому-нибудь решению о том, что есть жизнь" [[90], с. 144]

Таким образом, мы можем утверждать, что жизнь – это то, что мы называем жизнью, и все в итоге зависит от позиции наблюдателя. В рамках диалектического метода жизнь – это жизнь как процесс, происходящий в живом на разных уровнях организации и приводящий к наличию живого как результата этого процесса; в рамках методологии биологии – живые существа (биосфера, белок или другое) и/или процессы (рост, размножение, раздражимость, etc) в зависимости от принятой парадигмы; в теологии – наличие души (духа); в обыденном сознании – синоним судьбы или жизненной истории – и все эти определения будут верными.

Напрашивается аналогия со старой притчей о мудреце, который судил спорщиков и говорил каждому из них, что тот прав, а на вопрос случайного прохожего, как же так может быть, он ответил, что и тот прав. Итак, правы все и интерес состоит в том, чтобы понять правоту всех. Интерес представляют обстоятельства, в которых возникла проблема. Или, как говорил Шекстир устами Макбет: "Что жизнь? – Тень мимолетная, фигляр,/ Неистово шумящий на подмостках/ И через час забытый всеми..."?

Авторы благодарят А.О. Оскольского и Ю.П. Голикова за полезные советы и обсуждение данной работы.

Примечания


[*]Более полный вариант (по ср. с опубл. — есть указание на станицы, из которых были приведены цитаты)

[‡]Как только ни пишут по-русски эту фамилию! И Экскюль, и Икскюл(л)ь, и Уэкскю(л)ль,и Уикскюль, и Укскюл(л)ь! Результат последней договоренности: Икскюлль.


[1]Жизнь,.. // Сов. энцикл. сл. 4-е изд. М. 1990. с. 442.

[2]Жизнь… // Философский словарь. Ред. И.Т. Фролов. 5-е изд. М. 1986. С.145—146.

[3]Малиновский А.А. Жизнь,…// Философский энциклопедический словарь. 2-е издание. М. 1989 С. 192—193.

[4]Малиновский А.А. Жизнь,…// Большая Советская энциклопедия. 3-е изд. М. 1972. С. 205—206, колонки 601—605.

77

[5]Опарин А.И. Жизнь,…// Большая Советская энциклопедия. 2-е изд. М.: 1952. С. 139—153.

[6]Фролов И.Т., Пастушний С.А., Жиров В.Д. Жизнь… // Малая медицинская энциклопедия. Гл. ред В.И. Покровский. М. Т. 2. С. 197—198.

[7]На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М. Мир. 1970. 184 с. (переводTowards a theoretical biology. I. Prolegomena. An IUBS Symposium. Ed. by C.H.Waddington. Aldine publishing company. Birmingham. 1968);

Lectures in Theoretical Biology. Eds. K. Kull, T. Tiivel. Tallin: Valgus, 1988. 180 p.;

Lectures in Theoretical Biology. The second stage. Tallin: Estonian Academy of Sciences, 1993. 257 p.;

Potter S. M. The Meaning Of "Life". March 11, 1986. (Written for Prof. Stanley Miller's Biochemical Evolution course). Ярлык potter_lifeна http://callisto.caltech.edu/, обращаться spotter@gg.caltech.edu

На сайте центра Экскюля в Тарту (JakobvonUexküllCentre: http://www.zbi.ee/~uexkull/) и связанных с ним помещено несколько текстов, специально посвященных вопросу "что такое жизнь".

[8]Грин Н., Стаут У., Тейлор Д. Биология. Ред. Р. Сопер. М.: Мир, 1990. Т. 1. 368 с.; загадкужизниотносяткнаиболееобщимпроблемамкакнауки, такифилософии: "The enigma of life is still one of the two or three most difficult problems that face both scientist and philosopher" (Michael Maher. Life // Catholic Encyclopedia, copyright © 1913 by the Encyclopedia Press, Inc. Electronic version copyright © 1996 by New Advent, Inc. Цит. по http://www.knight/advent, ярлык 09238c.htm).

[9]Опарин А.И. Жизнь,…// Большая Советская энциклопедия. 2-е изд. М.: 1952. С. 139—153.

[10]Sherrington C. Man onhis nature. Cambridge Univ. Press, 1940. Цит. по Уоддингтон К.Х. Основные биологические концепции // На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М. Мир. 1970. С. 11—38.

[11]Гробстайн К. Стратегия жизни. М.: Мир, 1968. с. 17, цит. по Мамзин А.С. Биология в системе культуры. СПб.: Лань, 1998. 160 с.

[12]Малиновский А.А. Жизнь,…// Большая Советская энциклопедия. 3-е изд. М. 1972. С. 205—206, колонки 601—605.

[13]Жизнь // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 202.

[14]Так, лингвистический анализ высказываний о жизни из художественной литературы тоже позволяет говорить о нескольких принципах формирования такого рода утверждений, главным образом в форме тропов. Определение дается в виде метафоры, часто, жизнь определяется через какое-то ее одно свойство, например:

Жизнь подобна театру: в ней часто весьма дурные люди занимают наилучшие места (Пифагор);

Жизнь есть игра, а игра есть побочный продукт жизни (О. Уальд);

78

Жизнь состоит в том, что она исчезает (А. Платонов);

Жизнь есть упускаемая и упущенная возможность (А. Платонов);

Жизнь обладает одним чудесным свойством: она, как хлеб, не приедается (Д. Гранин);

Жизнь – это черновик литературы (Борис Хазанов). "Октябрь", № 10, 1997

[15]Жизнь // Биология. Большой энциклопедический словарь М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 202.

[16]Мамзин А.С. Биология в системе культуры. СПб.: Лань, 1998. 160 с., Уоддингтон К.Х. Основные биологические концепции На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М. Мир. 1970. С. 11—38.

[17]Мамзин А.С. См. ссылку 16.

[18]Гудвин Б. Деление клеток и объединение идей // На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М. Мир. 1970. С. 129—133.

[19]Майр Э. Причина и следствие в биологии // Там же. С. 47—58.

[20]Биология. Большой энциклопедеческий словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.) с. 202). Особенно наглядна эта дихотомия на материале определений из словарей, (см. ссылки 1—6), где жизнь определяется либо как "форма движения материи", либо как "форма существования материи", но различие этих форм не комментируется.

[21]Алеев Ю.Г. Экоморфология. Киев: Наук. думка, 1986. 424 с.

[22]Haukioja E.What is the basic question in biology? // Lectures in Theoretical Biology. The second stage. Tallin: Estonian Academy of Sciences, 1993. 257 p.;

[23]МамзинА. Биологиявсистемекультуры. СПб.: Лань, 1998. 160 с.

[24]Птицына И.Б., Музалевский Ю.С. "Теоретическая биология" Э.С. Бауэра – начала методологии новой науки // Дни медицины и биологии в Петербурге. СПб. 1998. С. 43—61.

[25]основные работы о Э.С. Бауэре и его теории: Токин Б.П. Теоретическая биология и творчество Э.С.Бауэра. 2-е изд., доп., перераб. Л. Изд. ЛГУ. 1965. 176 с.; Шноль С.Э. Герои и злодеи российской науки. М.: Изд. Крон-Пресс. 1997. 464 с.; Казначеев В.П., Субботин М.Я. Этюды к теории общей патологии. Новосибирск. Наука. 1971. 229 с.; Голиков Ю.П. Трагическая судьба профессора Эрвина Бауэра. //Немцы в России. Проблемы культурного взаимодействия. С.-Петербург.: Изд. Буланин. 1998. С.298—305.; Воробьева Т.Н., Зотин А.И. Теоретические взгляды Э.С. Бауэра и современная биология // Журн. общ. биологии. 1973. Т. 34, № 1. С. 90—96; Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сб. науч. тр. Пущино. 1993. 256 с.

[26]Бауэр Э.С. Теоретическая биология. М.-Л.: Изд. ВИЭМ. 1935. 207 с.

[27]Семенов В.В. Методологические установки концепции Э.С. Бауэра и современной теоретической биологии // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения). Сб. науч. тр. Пущино. 1993. С.136—150; о ситуации, существовавшей в философии в СССР во время написания книги Э.С.Бауэром см. в работах: Колчинский Э. И. Диалектизация биологии (дискуссии

80

и репрессии в 20-е — начале 30-х гг. XXв.) // Вопросы истории естествознания и техники № 1 С. 39-64; Колчинский Э.И. В поисках советского "союза" философии и биологии // Науковедение 1999 № 1; История философии в СССР: в пяти томах. Т. 5, кн. 1. М.: Наука, 1985. 800 с.

[28]"Синхрония (от греч. synchronos– одновременный) – 1) состояние языка в определенный момент его развития как системы одновременно существующих взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов; совокупность фактов языка… ("синхронный срез языка"); изучение языка в указанном состоянии, т. е. как системы определенных отношений, рассматриваемой в предельном отвлечении от фактора времени и/или языковых изменений. Отсюда использование термина «синхронная лингвистика» как равнозначного термину «статическая», а нередко и «описательная лингвистика» в противовес «диахронической»". (Кубрякова Е.С. Синхрония // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1990. С. 451-452, с. 451).

[29]"Диахрония (от греч. diá – через, сквозь и chrónos – время) – историческое развитие системы языковой как предмет лингвистического исследования; исследование языка во времени, в процессе его развития на временнóй оси" (Кубрякова Е.С. Диахрония // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1990. С. 136.).

[30]Птицына И.Б., Музалевский Ю.С. "Теоретическая биология" Э.С. Бауэра – начала методологии новой науки // Дни медицины и биологии в Петербурге. СПб. 1998. С. 43—61.

[31]Бауэр Э.С. Теоретическая биология. М.-Л.: Изд. ВИЭМ. 1935. 207 с.

[32]Бауэр Э.С. там же.

[33]Бауэр Э.С. там же.

[34]Любарский Г.Ю. Архетип, стиль и ранг в биологической систематике. KMK Scientific Press 1996 434 с.

[35]Розов М.А. Проблемы эмпирического анализа научных знаний. Новосибирск: Наука, 1977 222 с.

[36]Чиженкова Р.А. Наука о мозге. Соотношение экспериментального и теоретического знания с позиций взглядов Э. Бауэра // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения). Сб. науч. тр. Пущино. 1993. С. 76—84.

[37]Любарский Г.Ю. Архетип, стиль и ранг в биологической систематике. KMK Scientific Press 1996 434 с.

[38]Изменение взглядов на явление жизни в истории представлено в статье: Michael Maher. Life // Catholic Encyclopedia (http://www.knight/advent, ярлык09238c.htm).

[39]"Жизненность (в биологическом смысле). Зачатки, зародыши и вообще организмы обладают жизнеспособностью. Разные растительные и животные организмы обладают жизнеспособностью в разной мере. Одни организмы обладают большей, другие – меньшей жизнеспособностью. Молодые организмы по сравнению со старыми обладают большей жизне-

80

способностью, большей потенцией жизни. Реализующаяся жизнеспособность – есть жизнь, жизненный процесс. Интенсивность этого процесса и есть жизненность организма. Поэтому Ж. является и мерой, степенью жизнеспособности": Жизненность // Большая Советская энциклопедия. 2-е изд. М.: 1952. С. 136—139.

[40]"Жизнь — автономный, автоматизированный и активный процесс, организуемый комплексом вычислительно-семантических программ управления" (Смолянинов В.В. Новый этап теоретической биологии // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сборник научных трудов. Пущино. 1993. С. 70—76.

[41]Некоторые работы подобного плана:

Тимофеев-Ресовский Н.В. Генетика, эволюция и теоретическая биология // Чтения памяти Н.В. Тимофеева-Ресовского. Ереван: АН АрмССР, 1983. С. 8—14;

Медников Б.М. Н.В. Тимофеев-Ресовский и аксиоматика теоретической биологии // Онтогенез, эволюция, биосфера. Сб. науч. тр. Ред. А.В. Яблоков. М.: Наука, 1989. С.15—30;

Маленков Г.А. Гомеостаз и конвариантная редупликация: (об основаниях теоретической биологии) //Там же. С. 30—44.

[42]Bertalanffy L.Theoretiche Biologie. H. 1. Berlin, 1932; Reinke J. Einleitung in die theoretiche Biologie. Berlin, 1901; Schaxel J. Grundzüge der Teorien Bildung in der Biologie. Jena, 1922. Цит. по Чиженкова Р.А. Наука о мозге. Соотношение экспериментального и теоретического знания с позиций взглядов Э. Бауэра // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сборник научных трудов. Пущино. 1993. С. 76—84.

В России до и после революции (данные на 1991 год) среди периодических изданий, посвященных медицине и биологии 9 журналов включали в свое название слово "теоретическая" (как правило, "медицина"), время существования которых охватывало период с 1907 по 1932 год (см. Малая медицинская энциклопедия. Гл. ред В.И. Покровский. М. Т. 3. С. 356—373).

[43]см. материалы конференций, организованных Уоддингтоном, первая из них переведена на русский язык: На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М. Мир. 1970. 184 с.:

Towards a Theoretical Biology 1, an IUBS Simposium: Prolegomena. Ed. C.H. Waddington. Birmingham: Aldine Pub. Comp. 1968, 234 p.;

Towards a Theoretical Biology 2, an IUBS Simposium: Sketches. Ed. C.H. Waddington. Edinburgh: Edinburgh Univ. Press. 1969, 351 p.;

Towards a Theoretical Biology 3, an IUBS Simposium: Drafts. Ed. C.H. Waddington Chicago: Aldine Pub. Comp., 1970; 253;

Towards a Theoretical Biology 4, an IUBS Simposium: Essays. Ed. C.H. Waddington Edinburgh: Edinburgh: Univ. Press. 1972, 299 p.

Седов А.Е. Школа по теоретической биологии "Теоретическая биология и теоретическая экономика" // Вопросы истории естествознания и техники. 1996. № 3. С. 165—167.

81

С 1975 года в Эстонии регулярно проводятся школы по теоретической биологии (Estonian Spring Schools in Theoretical Biology ) (в 2001 году состоялся 27-я школа, информацию можно получить в Jakob von Uexküll Centre. Postal address: Struve St. 2, P.O. BOX 43, TARTU, ESTONIA. E-MAIL uexkull@zbi.ee

Гартцуг Л.Е. К истории Школ по теоретической морфологии растений // Гомологии в ботанике: опыт и рефлексия. Труды IXшколы по теоретической морфологии растений "Типы сходства и принципы гомологизации в морфологии растений" (Санкт-Петербург, 31 января — 3 февраля 2001 г.). СПб.: Санкт-Петербургский союз ученых, 2001. С. 7—9.

Чебанов С.В. История одного семинара // Пчела. 1998. № 12. С. 33—38.

Lectures in Theoretical Biology. Eds. K. Kull, T. Tiivel. Tallin: Valgus, 1988. 180 p.;

Lectures in Theoretical Biology. The second stage. Tallin: Estonian Academy of Sciences, 1993. 257 p.;

Малиновский А. А. Тектология. Теория систем. Теоретическая биология. – М.: Эдиториал УРСС, 2000 448 с.

Астауров Б.Л. Теоретическая биология и некоторые ее очередные задачи // Вопросы философии. 1972. № 2. С. 70—79.

Теоретическая и математическая биология / Пер. с англ. Лашкевича Ю.И. М.: Мир, 1968. 448 с.

Малиновский А.А. Пути теоретической биологии. М.: Знание, 1969.С.

Борзенков В.Г., Северцов А.С. Теоретическая биология: размышления о предмете. М.: Знание, 1980.64 с.

Заренков Н.А. Теоретическая биология. М.: Изд. МГУ, 1988.213 с.

Методологические вопросы теоретической биологии и биофизики. Сб. науч. тр. Пущино: 1986. 144 с.

Вопросамтеоретическойбиологииимедициныпосвященыжурналы: Acta Biotheoretica (Kluwer Academic Publishers) (web page: http://www.wkap.nl/journalhome.htm/0001-5342); Journal of Theoretical Biology (Academic Press) (web page: http://www.apnet.com/jtb); Systema Naturж, Annali di Biologia Teorica [in Italian] (web page: http://www.biologiateorica.it/systemanaturae/index.htm); Theory in Biosciences / Theorie in den Biowissenschaften (Urban & Fischer) (web site: http://www.urbanfischer.de/Journals/theorybiosc/) инекоторыедругие.

[44]среди естествоиспытателей сохраняется убеждение, что теоретической биологии пока нет (см. Левич А.П., Михайловский Г.Е. Существует ли теоретическая биология? / Химия и жизнь 1979, № 1. С. 9—13; Бюллетень МОИП, отдел биологический, 1999, № 1, С. 8).

[45]Последние примеры приведены из статьи: Харитонов А.С. Необратимость живого в определениях физики обратимых процессов // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сборник научных трудов. Пущино. 1993. С.184—192. Эти же примеры приведены в: Харитонов А.С. Закон самоорганизации природы и общества // Правила игры. 1996. № 3—4 Институт микроэкономики при Минэкономики РФ. С. 94—103.

[46]Галимов Э.М. Способность к предвидению – свойство, выделившее человека в биосфере // Вестник РАН. 2001. Т. 71, № 7 С. 611-614.

82

[47]HaldaneJ.S. Thephilosophyofabiologist, ClarendonPress, Oxford, 1935. цит. по Уоддингтон К.Х. Основные биологические концепции // На пути к теоретической биологии. I. Пролоегомены. М.: Мир. 1970. С. 11—38, с. 11.

[48]Розов М.А. Раздел II. Наука как традиция. Глава 4. Строение науки как традиции // Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники – http://www.philosophy.ru/library/fnt/04.html)

[49]Шноль С.Э. О возможной физической и биологической интерпретации "принципа устойчивого неравновесия" Э.С. Бауэра // Бауэр Э.С. Теоретическая биология. Будапешт: Изд-во АН Венгрии, 1982. С. 269—281.

[50]Смолянинов В.В. Новый этап теоретической биологии // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сб. науч. тр. Пущино. 1993. С.70—76.

[51]К 60-м гг. сложилось представление о структурности живого, базирующееся на таких основных уровнях: биосферный, биогеоценотипический и биоценотипический, популяционно-видовой, организменный, органотканевой, субклеточных или надмолекулярных структур, молекулярный. Приведено из: Уровни организации живой материи // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986 г.). С. 659—660

[52]"Белки, протеины, высокомолекулярные органич. соединения, построенные из остатков аминокислот. Играют первостепенную роль в жизнедеятельности всех организмов, участвуя в их строении, развитии и обмене веществ": Белки // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 53—54, с. 53.

В качестве особого примера можно привести определение живого вещества в качестве синонима белка как философского понятия, данного О. Б. Лепешинской: "Живое вещество – сложное, содержащее белок образование, основным и необходимым условием существования к-рого является постоянное самообновление, т. е. биологический обмен веществ. Ж. в. составляет основную массу организма, образуя его клетки и внеклеточные структуры. Неклеточные формы Ж. в. представляют собой низшую стадию его развития; из них в процессе индивидуального и историч. развития организма возникают клетки": Живое вещество // Большая Советская энциклопедия. 2-е изд. М.: 1952. С. 88—90, с. 88.

[53]Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 82., аналогичное определение дано в Анти-Дюринге (см. ссылку 9).

[54]Шноль С.Э. Эрвин Бауэр и "Теоретическая биология" // Эрвин Бауэр и теоретическая биология (к 100-летию со дня рождения) Сб. науч. тр. Пущино. 1993. С. 7—22.

[55]"Клетка (cellula, cytus), основная структурно-функциональная единица всех живых организмов, элементарная живая система" с. 261: Клетка // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 261—262. О клетке как уровне организации: "клетка есть минимальная единица живого" с. 43: Маленков Г.А. Гомеостаз и конвариантная редупликация: (об осно-

83

ваниях теоретической биологии) // Онтогенез, эволюция, биосфера. Сборник научных трудов. Ред. А.В. Яблоков. М.: Наука, 1989. С. 30—44. Клетку же считает единицей жизни Ю.А. Овчинников (Овчинников Ю.А. Эра физико-химической биологии и материалистическое мировоззрение // Диалектика в науках о природе и человеке. Ч. 1: Диалектика – мировоззрение и методология современного естествознания. М.: Наука, 1983. С. 125—140).

[56]Например, "Организм – элементарная единица жизни" (с. 25), "Жизнь есть способ существования организмов" (с. 25): Заварзин Г.А. Индивидуализм и системный анализ – два подхода к эволюции // Природа. 1999. № 1. С. 23—34.; "неделимая единица жизни — организм" (с. 24): Алеев Ю.Г. Экоморфология. Киев: Наук. думка, 1986. 424 с.

[57]"Свойства живого вещества отнюдь не являются теми свойствами, которые мы изучаем при исследовании отдельного организма. В совокупности организмов – живом веществе – проявляются новые свойства, незаметные или несущественные, если мы станем изучать отдельный организм… в живой материи открываются новые свойства жизни, но они проявляются не на отдельном организме, а среди их комплексов" (Вернадский В.И. Живое вещество. М., 1978, с. 52, 56. цит по Мочалов И.И. Биокосмические воззрения В.И.Вернадского // Вестник АН СССР. 1979. № 11. С. 117—130, с. 122); "жизнь и живое… есть общее проявление Космоса" (Вернадский В.И. Избр. соч., т. V. М., 1960, с. 120. цит. там же, с. 128). Также см. работы: Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск: Наука, 1989. 248 с.; Казанский А.Б. Феномен Геи Джеймса Лавлока // Экогеософский альманах. № 2. 2000. С. 4— 21.

[58]Лекторский В.А. Субъект, объект познание. М., 1980, цит. по Любарский Г.Ю. Архетип, стиль и ранг в биологической систематике. KMK Scientific Press 1996 434 с.

[59]Организм // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 429—430.

[60]Особь // Биология. Большой энциклопедический словарь. М.: 1998. (3-е (репринтное) издание 1986г.). С. 435.

[61]Ю.Г. Алеев полагает, что "Свойство дискретности живых систем представляет собою одну из их изначальных особенностей" (с. 23). Разработанный автором подход позволил создать ему классификацию живых организмов, основанную на анализе формы, вполне претендующую на роль общебиологической теории финалистского типа. Алеев Ю.Г. Экоморфология. Киев: Наук. думка, 1986. 424 с.

[62]Оскольский А.А. О феноменологии биологического сходства // Гомологии в ботанике: опыт и рефлексия. Труды IXшколы по теоретической морфологии растений "Типы сходства ипринципы гомологизации в морфологии растений" (Санкт-Петербург, 31 января — 3 февраля 2001 г.). СПб.: Санкт-Петербургский союз ученых, 2001. С. 100—118.

[63]LovelockS.E. Gaia. A new look at life on Earth. Oxford: Univ. Press, 1979. 157 p.; ЛавлокДж. Бог и Гея // Экогеософский альманах. № 2.

84

2000. С. 21—35. Хотя считается, что Лавлок пришел к своим идеям независимо от В.И. Вернадского (Казанский А.Б. Феномен Геи Джеймса Лавлока // Экогеософский альманах. № 2. 2000. С. 4—21), существует предположение (Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск: Наука, 1989. 248 с,) что косвенная передача идей могла совершаться: В.И. Вернадский в первой половине 20-х годов читал лекции в Париже, которые привлекли внимание Э. Леруа; а концепция Геи Лавлока рассматривается как преемница ноосферных идей Э. Леруа и П. Тейяра де Шардена.

[64]Вернадский писал: "Но что такое жизнь? И мертва ли та материя, которая находится в вечном непрерывном законном движении, где происходит бесконечное разрушение и созидание, где нет покоя? Неужели только едва заметная пленка на бесконечно малой точке в мироздании — Земле обладает коренными, особенными свойствами, а всюду и везде царит смерть?" (Вернадский В.И. Об осадочных перепонках. Декабрь 1884 г. – Архив АН СССР, ф. 518, оп. 1, д. 212, л. 43. цит. по по Мочалов И.И. Биокосмические воззрения В.И.Вернадского // Вестник АН СССР. 1979. № 11. С. 117—130, с. 124).

[65]Виноградский С.Н. О роли микробов в общем круговороте жизни // Вестн. РАН. (1896) 1996. Т. 66. С. 1116—1120; Заварзин Г.А. Биосфера – "огромный организм" // Там же, С. 1114—1115; Голиков Ю.П., Мазинг Ю.А. Сергей Николаевич Виноградский (1856—1953) // ИЭМ на рубеже тысячелетий. СПб.: 2000. С. 14—17.;

Беклемишев В.Н. Биоценологические основы сравнительной паразитологии М. 1970. цит по Баранцев Р.Г., Калинин О.М. Математика в научной деятельности А.А.Любищева // Александр Александрович Любищев. Л.: Наука, 1982. С. 65—81, стр. 81.

[66]Серов А.Е. Метафоры в генетике // Вестник РАН. 2000. Т. 70, № 6. С. 526—534.

[67]Uexküll, Jacob von1928 Theoretische Biologue, Berlin: J. Springer. цит. поSmith Barry. Husserlian Ecology – http://wings.buffalo.edu/philosophy/faculty/smith/articles/ ярлыкhusserlanecology).

[68]но "ветерок", хотя может быть этот случай можно отнести к разряду антропоморфных, как и "чертенок", см. ниже по тексту.

[69]Любарский Г.Ю. Архетип, стиль и ранг в биологической систематике. KMK Scientific Press 1996 434 с.;

Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980. цит. по указанной работе.

[70]Мазалова Н.Е. Состав человеческий: Человек в традиционных соматических представлениях русских. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001. 192 с.

[71]Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х томах. М.: А/О Издательская группа "Прогресс", "Универс", 1994. Т. 1. А—З. 912с.:

[72]Библия Быт. 9:1—5, 10.

[73]См. глава Жизнь (с. 154-157) в кн. Маковский М.М. Сравнительный словарь Мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. М.: Гумаеит. изд. центр ВЛАДОС, 1996. 416 с.

85

[74]См. сайт Biosemiotocs (http://www.zbi.ee/~uexkull/biosem.htm), который содержит описание биосемиотики и список основных публикаций, включая некоторые полнотекстовые версии.

[75]"The sign rather than the molecule is the basic unit for studying life", p. 369. ( Hoffmeyer J. The semiotic body-mind // Essays in Honor of Thomas A. Sebeok. Ed. N.Tasca, 1995. Porto. P. 367—383).

"Sign processes penetrate the entire body of an organism. [...] Signification is the fundamental property of living systems that can be taken as a definition of life. Hence, biosemiotics can be viewed as a root of both biology and semiotics rather than a branch of semiotics", p. 404—405. (Sharov A. From cybernetics to semiotics in biology // Semiotica. 1998. V. 120, No 3/4. P. 403—419).

[76]Kalevi Kull.Organism as a self-reading text: anticipation and semiosis // International Journal of Computing Anticipatory Systems, vol. 1, 1998, P. 93—104.

[77]обиогерменевтикесм. работуChebanov S.V.Enlogues as quasi-personal interaction: biohermeneutics issues // Europ. J. Semiotic Stud. 1995. V 7, No 3, 4. P. 439—466, об истории семинара по биогерменевтике, выросшего из семинара по теоретической биологии, см. работу: С.В. Чебанов. История одного семинара. // Пчела. 1998. № 12. С. 33—38.

[78]Sergei V. Chebanov. Theoretical biology in Biocentrism // Lectures in Theoretical Biology. Eds. K. Kull, T. Tiivel. Tallin: Valgus, 1988. P. 159—168.

[79]"life is a miracle that can manifested itself in the functioning peculiarities of organism as a specific life substrate, which generates the regularities, just through breaking of which life has a possibility of manifestation" (Sergei Chebanov. The ordinary miracle of life in perishable organism // Folia Baeriana. VI. Baer and modern biology. Proceedings of the International Conference held in Tartu 29. 02—03. 03. 1992. Tartu. 1993. P. 116—120. P. 118).

[80]по мнению авторов данной статьи, имя реальности – "Низачем-и-Нипочему", а образу мира в сознании, отражающему эту реальность – "Символы-и-Ценности". Относительно второго можно сказать, что сознание человека, воспитанного в монотеистической культуре, формируется и одновременно пользуется гносеологическим инструментом, основанном на выделении из реальности элементов и их назывании и, с другой стороны, упорядочивание этих элементов по их значимости. (Что не исключает важности архаического этапа развития сознания). Библейское представление о начальных ментальных способностях человека состоит в том, что 1) человеку исходно было заповедано называть всех тварей ("Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым…" Быт. 2:19—20),

86

и 2) ценой изгнания из рая как расплаты за первородный грех человек получил возможность судить о добре и зле (И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло…" Быт. 3:22), т.е. вводить шкалу ценности. По-видимому, предполагается, что судить, иметь суждение о предмете, до того позволялось только Богу. Не случайно представление об иерархических уровнях берет свое начало в теологии (см. статьи: Аверинцев С.С. Псевдо-Дионисий Ареопагит // Философский энциклопедический словарь. 2-е издание. М.: 1989 С. 525 и Иерархия // там же, С. 208).

[81]Роберт М. Пёрсиг. Субъекты, объекты, данные и ценности. 1995. (http://www.48.org/txt/lit/sub.obj.data.value.htm)

[82]См, например, как способ решения этой проблемы – постановка задачи "расширение области объективных методов познания субъективного мира человека" (Мамзин А.С. Биология в системе культуры. СПб.: Лань, 1998. 160 с., стр. 25).

[83]Наблюдение // Философский энциклопедический словарь. 2-е издание. М.: Советская энциклопедия, 1989 С. 384.

[84]Так, научные статьи, написанные на экспериментальном материале в своей структуре имеют раздел "Методика", где обязательно описывается объект, позволяя получить о нем представление достаточное, чтобы повторить эксперимент, например, фраза из старой статьи одного из авторов: "В работе использовали 370 крыс самцов массой 150—200 г. В период исследования животные находились в камере, где поддерживалась температура 24оС.". Предполагается, что исследуемая функция при данных условиях содержания и массе животных проявляется допустимо одинаково, а межиндивидуальные различия нивелируются специальными методами статистической обработки, эти же методы показывают можно ли пренебречь межиндивидуальными отклонениями, иначе следует поменять метод или подумать об адекватности задачи.

[85]Тхостов A.Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) // Вестник Московского Университета. Сер. 14, Психология. 1994. № 2. С. 3—13; № 3. С. 3—12.

[86]Роберт М. Пёрсиг. Субъекты, объекты, данные и ценности. 1995 (http://www.48.org/txt/lit/sub.obj.data.value.htm)

[87]Такой подход близок феноменализму, а точнее неореализму, поскольку признает существование реальности, данные о которой преобразуются приборами, вне сознания исследователя (Феноменализм,.. // Философский энциклопедический словарь. 2-е издание. М.: Советская энциклопедия, 1989 С. 687; Неореализм,.. // там же, С. 416). Однако этот подход описывает только рациональную часть восприятия субъектом объекта. Подсознательное восприятие, отчасти и состоящее в отождествлении себя с объектом, служит основой формирования целостного образа, лежит в основе взаимодействия субъекта и объекта. Использование подсознательных образов совокупно с рациональным подходом являются необходимыми для тех сторон научной деятельности, которые имеют отношение к творчеству.

87

[88]Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке // Сознание личности в кризисном обществе. М.: ИП РАН, 1995. С. 10—28.

[89]Карпинская Р.С. Природа биологии и философия биологии // Природа биологического познания. М., 1991. С. 520; Философия биологии: вчера, сегодня, завтра. Памяти Регины Семеновны Карпинской. М.: ИФРАН, 1996. 300 с.; Биофилософия. М.: ИФРАН, 1997. 264 с.

[90]Толстой Л.Н. Понятие жизни //Русская философия конец XIX — начало XX века. Антология. СПб.: СПбГУ, 1993. С. 144—148.

По изданию:

Птицына И.Б., Музалевский Ю.С. Определение понятия "жизнь" в рамках биологии // Бауэр Э.С. Теоретическая биология. СПб.: ООО "Росток", 2002. С. 50-88


Начало

I. Тексты
и текстики

II. Тексты
и текстики

III. За науку,
про науку,
о науке

Черновики и пр.

Хобби

Личное

Очень
личное

Поговорим?




 

Ваш комментарий:

Читать комментарии (13)

                             [link]  [mail]  [quote]
 

Имя:

E-mail:

    






© Павел Гуданец 2004-2017 гг.
 инСайт

При информационной поддержке:
Институт Транспорта и Связи