Эврика! Дом творческих и вдумчивых людей
Добро пожаловать на первый в Латвии мультитематический и межвузовский научный портал!

Сделать стартовой
Добавить в избранное
Контакты
 
   Главная      Эврика      Библиотека      Досуг      Контакты     БДС  

Читать комментарии (0)

политология / political science / politikas zinātne

4. Глобализация в контексте постмодерна

(в начало)

(LAT)

Одной из характерных особенностью постмодернизма является нестабильность. С момента распада двухполюсного мира она пронизывает все сферы общественной жизни – политику, экономику, науку, искусство, и в особенности международные отношения. В конце XX века для этой нестабильности подыскали термин «глобализация» и без его употребления не может более обойтись ни один ученый-обществовед или политик. Однако каждый понимает глобализацию по-своему, поэтому рядовому человеку она представляется очень сложным и нечетким понятием.

Один из теоретиков постмодернизма Энтони Гидденс (Giddens) описывает глобализацию как процесс, в котором местные события вызывают события, случающиеся очень далеко, и наоборот. Это означает то, что глобализация является новым этапом развития социальных отношений, в котором политика, экономика, культура, экология и др. объединены в единую сеть взаимозависимости. Если раньше исследователи могли игнорировать глобализацию, то теперь это может слишком дорого стоить, так как порождаемые ей риски могут угрожать безопасности и благосостоянию общества. Эта статья посвящена только трем аспектам глобализации в начале XXI века: развитию капитализма, роли государства и стабильности идентичности.

В 1942 году про глобализацию еще никто не слышал, а австрийский экономист Йозеф Шумпетер (Schumpeter) уже писал про смерть капитализма. Отбросив философские размышления Маркса о бесклассовом обществе, Шумпетер утверждал, что свободная рыночная экономика стремится к перепроизводству и непрерывному повторению экономического цикла, что не позволяет вводить инновации. Шумпетер рассуждал в категориях реализма, допуская, что регулирующие функции государства необходимы в такой ситуации. В настоящее время его выводы кажутся абсурдными, хотя его идея о самоуничтожении капитализма остаются актуальными, как никогда. Что же характеризует современную международную экономику и как проявляется ее нестабильность?

  1. быстрое перемещение больших объемов капитала (hot money);
  2. рост международной торговли по сравнению с производством;
  3. появление производственных сетей;
  4. появление мировых финансовых рынков;
  5. моментальное распространение информации на финансовых рынках;
  6. самостоятельность мировых финансовых рынков, государства не способны более влиять на их деятельность;
  7. появление транснациональных корпораций: они могут диктовать свои условия государствам;
  8. расширение рынка труда привело к массовой миграции в индустриально развитые страны, изменило этнический состав последних и породило социальную напряженность;
  9. перераспределение доходов происходит в пользу индустриально развитых стран;
  10. выявляется система экономического плюрализма с тремя центрами: Америка с США, Европа с ЕС и Юго-Восточная Азия с Японией.

Это только несколько признаков экономической глобализации, хотя они характеризуют именно то, что Ричард Сеннет (Sennett) назвал «гибким капитализмом», который в XXI веке заменил индустриальный капитализм. Кроме веберовских критериев стратификации – капитала, престижа и власти – Сеннет пишет о четвертом критерии: неожиданных и быстрых переменах, которые существенно влияют на структуру общества, рождают в ней чувство незащищенности. В этой связи явным примером является увеличение темпов инфляции в Латвии, которое связано со вступлением нашего государства в единое европейское экономическое пространство. Однако, говоря о макропроцессах, выгоду от глобализации получают только одни развитые страны.

Иммануил Валлерстайн (Wallerstein) предложил свою концепцию смерти капитализма. Он выделил страны «центра» и страны «периферии», которые безжалостно эксплуатировались в колониальную эпоху. Однако в настоящее время ситуация не изменилась: из стран «периферии» индустриально развитые государства высасывают дешевую рабочую силу и сырье, ничего не предоставляя взамен. Эти бедные страны стали жертвами или заложниками глобализации. Они могут выжить, торгуя единственно с развитыми странами или беря кредиты у МВФ и Всемирного банка, что в конце концов приводит к банкроту национальной экономики. Все увеличивающаяся социальная напряженность, в основу которой часто положен национализм, шовинизм, религиозный фундаментализм, направлена против Запада, как против главного врага (нужно согласиться, что это утверждение в какой-то мере обосновано!). Валлерстайн утверждает, что индустриальный капитализм проживает теперь последнюю стадию своего существования, так как конфликты, вызванные неравномерным перераспределением доходов и миграцией из бедных стран в богатые, положат ему конец. Когда мир-система, наконец, достигнет равновесного состояния, тогда появится новая форма международных отношений, основанные на неофеодализме – между собой будут торговать не государства, а автономные регионы с местными иерархическими структурами.

В современной политологии очень распространена концепция о том, что роль государства настолько уменьшилась, что оно неспособно более нести ответственность за благосостояние и безопасность своих жителей. Социолог Дэниел Белл (Bell) как-то сказал, что государства слишком малы для решения больших жизненных проблем и слишком велики для решения маленьких проблем. Действительно, глобализация сделала ненужной регулирующую функцию государства в сфере экономики, так как отсутствует представление о том что, как и где надо регулировать. Независимость финансовых рынков, во-первых, дает возможность скрыть значительную прибыль от государственного контроля; во-вторых, мобильность капитала влияет на возрастание власти самого капитала; в-третьих, национальная политика становится зависимой от влияния финансовых рынков и ТНК.

Я хотел бы указать на парадокс, который не может быть разрешен в рамках современной капиталистической системы. Государства хотят обеспечить конкурентоспособность своих ТНК, сохранить рабочие места, привлечь инвестиции и вместе с этим они предоставляют ТНК широкую автономию – в результате этого зарплата падает, количество социальных программ уменьшается, а экологические проблемы игнорируются. Капитал более не социально ответственен, так как работает закон максимизации прибыли, который несовместим с понятием социальной справедливости. Отсюда следующий вывод: экономическая глобализация разрушает институты гражданского общества, уменьшает значимость демократического выбора, потому что нереально управлять общественной жизнью, так как все решения, связанные с благосостоянием общества, принимаются в узком кругу банкиров и политиков в тысяче верст от родины.

Как пишет Зигмунт Бауман (Bauman), слабые квази-государства можно легко превратить в местные участки полиции, которые будут гарантировать минимальный порядок, необходимый бизнесу; можно не бояться того, что государства смогут ограничить свободу глобальных корпораций. Из этого можно сделать вывод, что государственная власть в таких условиях превращается в виртуальное понятие, метанарратив, говоря словами Ж.-Ф. Лиотара (Lyotard), у которого есть значение без содержания и образ без границ.

Если со временем функции государства размываются, то понятие национальной идентичности тоже переживает глубокие изменения. Глобализация выдвигает на передний план капитал и прибыль, а всевозможные границы – географические, культурные, этнические – мешают эффективному получению прибыли и неприемлемы современной экономикой. Глобализация ликвидирует границы и различия. Но если любая идентичность основывается на противопоставлении другому, чужому, неизвестному, то в мире постмодерна это теряет свой смысл. Идентичность – нерентабельное явление.

Жан Бодрийяр (Baudrillard) в этой связи отмечает, что культура и идентичность стали сами по себе товаром в потребительском обществе. Культура – это не реальный товар, который имеет объективную основу, а товар, состоящий из знаков, образов и символов, которые активно производит политическая элита, чтобы легитимизировать свою власть и гарантировать механизм ее преемственности. «Предприятию нужна реклама, знаки, бренды. Все осуществляется на уровне знаков, и эти знаки обеспечивают существование вещей. Это часть интоксикации, рыночной манипуляции. Даже если бы была создана единая политическая Европа, если у нее была бы своя идентичность, факт оставался бы фактом, что на уровне финансов и рынков Европа не существовала бы как таковая. Капитал всегда остается международным, а не европейским. Сейчас мы говорим о глобальной экономике, глобальных сетях, и страны изыскивают протекционистские средства, чтобы возродить свою искусственную автономию».

Зигмунт Бауман придумал свое обозначение неустойчивой идентичности – «амбивалентность». В постсовременном мире деление на друзей и врагов очень усложнено, так как у индивидов увеличилась возможность менять свою социальную позицию в зависимости от получаемой выгоды. В одной ситуации человек может оценивать других как друзей, в другой ситуации – как врагов. Это порождает ощущение себя как чужака, отсутствие надежды на других, так как ценностные ориентации очень неопределенны. Бодрийяр уточняет: «Не может быть идентичности без противопоставления: если нет чужого, то нет и себя. В настоящее время невозможно понять, где этот чужой, так как в условиях глобализации нет ни чужого, ни себя».

Рекомендуемая литература:

  1. Bauman Z. Globalization: The Human Consequences. Cambridge: Polity Press, 2000.

  1. Beck U.What Is Globalization? Cambridge: Polity Press, 2000.

  1. Burbach R. Globalization and Postmodern Politics: From Zapatistos to High-Tech Robber Barons. London, Sterling: Pluto Press, 2001.

  1. Giddens E. Runaway World: How Globalization is Reshaping Our Lives. London: Profile Books, 2002.

  1. Globalization and Its Critics: Perspectives From Political Economy / ed. by R.G. Germain. Basingstoke: Macmillan Press, 2000.

  1. Globalization and National Identities: Crisis or Opportunity? / ed. by P. Kennedy and C.J. Danks. Basingstoke, New York: Palgrave, 2001.

  1. Globalization and National Financial Systems / ed. by J.A. Hanson, P. Honohan, G. Majnoni. Washington D.C.: World Bank, 2003.

  1. Held D., McGrew A. Globalization / Anti-globalization. Cambridge, Malden: Polity, 2002.

  1. Nye J.S. Power in the Global Information Age: From Realism to Globalization. London, New York: Routledge, 2004.

  1. Schumpeter J.A. Capitalism, Socialism, and Democracy. New York: Harper and Row, 1976.

  1. Sennett R. The Corrosion of Character: The Personal Consequences of Work in the New Capitalism. New York, London: W.W. Norton Company, 1998.

  1. Shirato T., Webb J. Understanding Globalization. London: Sage, 2003.

  1. Stiglitz J.E. Globalization and Its Discontents. New York, London: Norton, 2003.

  1. Wolf M. Why Globalization Works. London: Yale University Press, 2005.

  1. Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М.: Весь Мир, 2004.

  1. Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма – ответы на глобализацию. М.: Прогресс-Традиция, 2001.

  1. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М.: Республика, 2006.

  1. Валлерстайн И. Конец знакомого мира. Социология XXI века. М.: Логос, 2003.

  1. Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь Мир, 2004.

  1. Глобализация и национальные финансовые системы. М.: Весь Мир, 2005.

  1. Линдси Б. Глобализация. Повторение пройденного. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.

  1. Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире / под ред. П. Бергера и С. Хантингтона. М.: Аспект Пресс, 2004.

  1. Перская В.В. Глобализация и государство. М.: Издательство РАГС, Палеотип, 2005.

  1. Сорос Дж. О глобализации. М.: Эксмо, 2004.

  1. Черковец О.В. Глобализация. Экономические реалии и политические мифы. М.: Юнити-Дана, 2006.

© Е. Чернов, декабрь 2005 г.

Author: E. Chernov




 

Ваш комментарий:

Читать комментарии (0)

                             [link]  [mail]  [quote]
 

Имя:

E-mail:

    






© Павел Гуданец 2004-2022 гг.
 инСайт

При информационной поддержке:
Институт Транспорта и Связи