Эврика! Дом творческих и вдумчивых людей
Добро пожаловать на первый в Латвии мультитематический и межвузовский научный портал!

Сделать стартовой
Добавить в избранное
Контакты
 
   Главная      Эврика      Библиотека      Досуг      Контакты     БДС  

Читать комментарии (4)

Имя/миф языка

Отечественная традиция лингвистической антропологии: концепция родного языка
М.Р. Мелкумян

Санкт-Петербургский государственный университет

С позиций лингвистической антропологии фактор членораздельности речи является для языка решающим, так что по началу лингвистическую антропологию занимает не то, что делает языки русским, немецким, финским, латышским, армянским, то есть иностранными, с точки зрения того, как они и отображены в словарях и грамматиках, сколько то, что они, как языки человека, зачинаются в общечеловеческом морфоносемическом субстрате (Мелкумян 1994) – посему являются доподлинно родными. Традиция рассматривать естественный язык в опоре на, прежде всего, компетенцию его носителя получила развитие в трудах российских лингвистов. Основоположник традиции Герасим Петрович Павский (1787–1863)1 начинал свое лингвистическое поприще как гебраист, намеревающийся добиться глубочайшего постижения Библейского текста. Следуя гебраистской традиции, но учитывая и достижения молодого сравнительно-индоевропейского языкознания, Г.П. Павский в своих «Филологических наблюдениях над составом русского языка» шел, так сказать, от буквы к слову. В соответствии с тем, как это было сформулировано позднее, его занимала не одна только сфера нашего владения языком, но и то, как «язык владеет нами», что вполне согласуется с представлениями В.Гумбольдта: «Язык есть не мертвый продукт (Erzeugtes), а созидающий процесс (Erzeugung)» (ЛЭС 1990: 123). К Павскому примыкал и оппонировал ему Михаил Никифорович Катков (1818–1887). Константин Аксаков (1817–1860) строил самобытную русскую грамматику. Примечательно, что в грамматике Аксакова специфическим образом предвосхищены многие аспекты художественного мира Достоевского2. На ниве, возделанной К.С. Аксаковым, славно потрудился видный грамматист Николай Петрович Некрасов (1828–1913). Николай Яковлевич Марр (1865–1934) вывел наметившуюся традицию на общеязыковедческий уровень. Он искал продуктивный подход к проблемам возникновения и эволюции языка. В рамках сложившейся языковедческой традиции корректная постановка указанных проблем едва ли возможна, для лингвистической же антропологии данные вопросы становятся насущными.

За сим предлагаем вниманию читателей наш проект переиздания серии выдающихся языковедческих трудов, практически не переиздававшихся:

Г.П. Павский. Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждения 1–3. Изд. 2. СПб., 1850.

М.Н. Катков. Об элементах и формах славяно-русского языка. М., 1845.

К.С. Аксаков. Опыт русской грамматики; Несколько слов о нашем правописании; О русских глаголах; Критический разбор «Опыта исторической грамматики русского языка» Ф.И. Буслаева // К.С. Аксаков. Полное собр. соч. Т. 3. М., 1880.

Н.П. Некрасов. О значении форм русского глагола. СПб., 1865.

Н.Я. Марр. Грамматика древнеармянского языка. Этимология. СПб., 1903.

Совокупность этих несомненно преемствующих друг другу работ представляет собой уникальную традицию отечественного языкознания, причем традицию, до сих пор в достаточной степени не осмысленную. Выявление этой традиции – главная задача задуманной серии.

В рамках традиционного языковедения язык как объект научного анализа должен быть отчужден от своего носителя, вследствие чего, однако, он изучается как система, изъятая из обихода, из живой языковой практики. При таком рассмотрении разница между родным языком и иностранным нивелирована: язык описывается как лежащий вне сферы компетенции его носителя. В рамках же исследовательской традиции, идущей от прот. Герасима Павского к Н.Я. Марру, язык представлен в антропологической перспективе, относительно носителя языка, в соответствии с его языковой практикой, с опорой на его компетенцию. Тут точка зрения носителя языка и исследователя совмещены. Причем именно первая из них становится конструктивным фактором, поскольку язык осмысляется через интуицию его носителя, а не через внеположное ей знание ученого. Язык рассматривается не столько в аналитическом ключе, как материал, сколько в аспекте языкотворчества – целостно, как мир, моделирующий сознание и поведение носителя языка. Таким образом, труды, объединенные в традиции лингвистической антропологии, имеют общий исследовательский пафос: изучение языка как родного, причем подобный подход оказывается в лингвистике по сути беспрецедентным.

Значимость представленной исследовательской традиции чрезвычайна. Наука не может существовать без механизмов отчуждения и абстрагирования. Исключение здесь способна составить только наука о языке, ибо язык – едва ли не единственный научный объект, который нам дан в непосредственном наблюдении (как не разъятая и не отчужденная целостность). Если обычная лингвистика, идущая путем отчуждения языка, лишает нас такого объекта, то лингвистическая традиция, экспонируемая в задуманной серии, напротив того, позволяет воспользоваться уникальностью того предмета изучения, который представляет собой язык.

–––––––––––––––––––-

1 Протоиерей Герасим Павский был студентом первого выпуска Санкт-Петербургской Духовной Академии, закончил курс первым магистром. Возглавил первую богословскую кафедру нашего университета. Активно сотрудничал в первом российском Библейском обществе, занимался организацией, осуществлением, редактированием ранних переводов Библии на современный русский язык. Являлся также законоучителем будущего Александра Второго, год прослужил воспитателем Пушкинского класса в Царскосельском лицее, Павскому посвящена страничка завершающей записи Пушкинского дневника.

2 Виролайнен М., Мелкумян М. В поисках «русской картины мира»// Новый Мир. 2000, № 7. С. 211–215 – С лингвистической антропологией коррелирует христианская православная антропология, разработанная в творчестве А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского (исследовательская программа «Русская ПаГоДа»: Пушкин–Гоголь–Достоевский как сверхличность русской литературы XIXвека, воплотившая славянофильский почин; славянофилы восприняли Канта из первых рук, Хайдеггер явился postfactum Ницше).

Примечания

ЛЭС – Лингвистический энциклопед. словарь, М., 1990.

Мелкумян М.Р. К обоснованию морфоносемики//Семиодинамика. СПб.: 1994. С. 116-130.


Имя/миф языка

Статьи по номерам в списке

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16




 

Ваш комментарий:

Читать комментарии (4)

                             [link]  [mail]  [quote]
 

Имя:

E-mail:

    






© Павел Гуданец 2004-2017 гг.
 инСайт

При информационной поддержке:
Институт Транспорта и Связи