Эврика! Дом творческих и вдумчивых людей
Добро пожаловать на первый в Латвии мультитематический и межвузовский научный портал!

Сделать стартовой
Добавить в избранное
Контакты
 
   Главная      Эврика      Библиотека      Досуг      Контакты     БДС  

Читать комментарии (1)

Имя/миф языка

Роль самоорганизации в эволюции языка

М.Р. Мелкумян, И.Б. Птицына

Вопросы эволюции языка сопрягаются с вопросами сущности эволюционной теории в целом. Эволюционная теория, пришедшая в методологию науки из биологии, принесла с собой и те проблемы, которые сегодня являются в биологии предметом пристального рассмотрения (см., например, материалы международных конференций "Evolution of Language": Edinburgh, 1996, London, 1998, Paris, 2000, Harvard, 2002, Leipzig, 2004).

Методология, на которую опирается эволюционная теория, основывается не только на понятиях самой теории (в биологии это дарвиновские отбор и изменчивость), но и на положениях научной парадигмы, которая определяет свойства теории. Это и отделение субъекта от объекта, и искусственное выделение объекта из его окружения, из контекста, который обеспечивает его существование и целостность. Более того, исследуемый объект рассматривается не во всей полноте, а берутся во внимание те его черты, что маркируются как главные, и им придается вид "супер-знака". Приверженность к редукционистскому подходу приводит к тому, что из таких супер-знаков разрабатывается своего рода "сверх-язык" (модель), становящийся теорией науки. Следствием отказа от целостного рассмотрения предмета в классической парадигме является мнение, что начало эволюции (в виде филогенетического древа) происходит из одного источника. Особенно остро этот вопрос стоит относительно таких глобальных явлений, как происхождение жизни на Земле и языка. Пример достойной лингвистической работы, но вобравшей в себя недостатки дарвиновский теории, – книга Л.З.Совы по генезису африканских языков [1].

Методология новой научной парадигмы, основанной на идее холизма, включает необходимость учитывать роль контекста в судьбе явления. В этом смысле нами испытывается предложенная в лингвистике формула первичного высказывательного комплекса (ПВК), которая является моделью соотношения картины мира и ее языкового описания [2]. В формуле заложены принципы, базисные для методологии холизма; она может быть использована как для представления эволюции таких явлений, как язык или познание, так и для построения общих законов эволюционирующих объектов. В работе [2] она описывается так:

[(R1f{s}fkR2) ↔ (R3fmf{w} R4)],

где левая тетрада – квалификативная, правая – локативная. Ri – знак радикала, виды имен; {s}, m – местоименные элементы, первичные местоимения; k, {w} – предложные элементы, первичные предлоги; фигурные скобки означают набор вариантов. Знак межфазовой оппозиции, или цезуры (стрелка) – конструктивный компонент структурной формулы ПВК [2, с. 118].

В качества общего правила рассмотрения эволюционирующих процессов (вне зависимости от того, материальными или идеальными они являются), при сохранении внутренней логики, выявленной на лингвистическом материале, формула будет иметь такие значения своих членов: Ri – место, субстрат, обстоятельство или имя события; {s}, m – активное начало, действующее лицо; k, {w}– вид действия, интенция. Фигурные скобки – знак множества. Цезура – знак выделения того аспекта изучаемого целостно предмета, который будет рассмотрен в виде новой целостности; она есть процедура перехода, деятельность, изменяющая план рассмотрения. С другой стороны, цезура – связующее звено, объединяющее исследователя, как субъекта, с исследуемым предметом, как объектом, в целостность другого типа, определяющее деятельность исследователя по отношению к самой формуле.

Вся формула и каждая ее половина являют собой описание целостного явления с указанием условия существования и возможности перехода из одного вида целостности в другой.

Особенностью формулы является то, что она обладает свойством самоподобия, когда содержимое второй тетрады уподобляется первой, но не идентично ей – уподобляется по какому-то параметру, свойству или смыслу, который может реализовываться в определенных условиях или в определенном контексте. Эти условия задают возможности и направление перехода, развития рассматриваемого явления. Повторяющееся самоподобие можно рассматривать как свойство фрактальности, но в отличие от понятия фрактальности в математике, которую можно развивать в бесконечность в любую сторону, здесь оно ограничено предельными условиями, границами, свойственными реальным объектам, в том числе биологическим. Эти условия состоят в том, что возникающие цепочки формульных переходов не длятся в бесконечность, а, сообразно своим внутренним свойствам, замыкаются, переходят друг в друга, образуя петли разной величины и сложности, образуя сложноячеистую структуру, характерную для самоорганизующихся систем, где некоторые пути переходов имеют преимущество перед другими, по типу странных аттракторов. Мысленный мгновенный срез (в фиксированной историческом времени) образующейся структуры дает набор объектов, к примеру биологических видов или языков.

Развитие (в обычном смысле слова) возникает там, где есть некий градиент, напряжение. Природа выравнивает небольшие локальные неравномерности простой диссипацией; в случае более глобальных явлений добавляет к ней процессы самоорганизации, которые, по прошествии ряда последовательных стадий, мультиплицирует, раздробляя неравномерность на фрактальные детали, приобретающие сложность и специализированность, несовместимую с окружающей средой, и тем обрекающие себя на вымирание и неизбежно элиминирующиеся. Устойчивость развития на длительном отрезке времени обеспечивается одновременным отмиранием и возникновением новых форм, своего рода гомеостазом процесса, который длится до тех пор, пока существуют формы, адекватно взаимодействующие с внешней средой.

Не случайно в эволюции живого так много вымерших форм, а новые ветви (новые виды) возникают из наименее специализированных форм; при этом наличие жизни на Земле обеспечивается набором разнообразных форм различных уровней организации.

Многое из того, что не оставило следов в истории биосферы и того, чье существование мы даже не можем вообразить, выходит из круга обычного рассмотрения. Тут было бы уместно использовать не только катафатическое, но и апофатическое знание, очерчивая хотя бы границы того, о чем мы не знаем, но очень нуждаемся в этом знании.

Исходя из вышесказанного, возможно предположить, что человеческий язык имел не единственную предпосылку для своего возникновения. В одном ряду с ним существовали подобные явления, которые сейчас можно рассматривать как его контекст, условие неслучайности его становления. Все они представляли собой разные формы коммуникации. По мере того как язык оформлялся в присущем ему полноценном качестве, эти формы либо исчезали, либо входили в него отдельными фрагментами. Таким образом, попытки найти единственный протоязык фактически являются реконструкцией именно того основания, на котором язык зародился, без учета того субстрата, на котором он взрос.

1. Сова Л.З. У истоков языка и мышления. Генезис африканских языков. СПб.: Изд. ТОО "Лабрис", 1996. 384с.

2. Мелкумян М.Р.. К обоснованию морфоносемики // Семиодинамика. СПб.: 1994. С. 116-130.

----------------------------------------------------------------------

Мелкумян М.Р., Птицына И.Б. Роль самоорганизации сквозь призму языка // III Международная школа-семинар «Лингвосинергетика». 11–12 мая 2004. Институт языкознания. Москва


Имя/миф языка

Статьи по номерам в списке

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16




 

Ваш комментарий:

Читать комментарии (1)

                             [link]  [mail]  [quote]
 

Имя:

E-mail:

    






© Павел Гуданец 2004-2017 гг.
 инСайт

При информационной поддержке:
Институт Транспорта и Связи